1.1. Исторические традиции развития социальной работы в России

Исторические корни социальной работы выходят из благотворительности, которая как социальное явление российской действительности имеет многовековые традиции. Сострадательное отношение к бедным (главным образом раздача пищи и одежды) входило в обычаи восточных славян еще во времена союзов племенных княжеств VII – VIII веков.

Новый мощный импульс благотворительность получила в IX веке в Древнерусском государстве, особенно с утверждением в нем христианства. Оказание помощи больным, нищим, бездомным и другим нуждающимся стало одной из форм реализации христианской заповеди любви к ближнему.

Добрую память о себе богоугодными делами (раздачей милостыни убогим, кормлением на княжеском дворе, устройством приютов для калек) оставили князья: Владимир Святой, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Мстислав Владимирович, Андрей Боголюбский, Всеволод Юрьевич и другие.

Древние письменные источники называют примеры княжеской благотворительности. Так, князь Владимир велел всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор, брать кушанье и питье, деньги из казны. А тем, кто не мог это сделать, на телегах развозили хлеб, мясо, рыбу, овощи, квас и мед. Князь Ярослав Владимирович учредил сиротское училище, где обучал на своем иждивении 300 юношей. Князь Владимир Мономах не давал сильным обижать ни худого смерда, ни убогой вдовицы.

Другим направлением социальной поддержки нуждающихся явилась церковно-монастырская благотворительность. В целях упорядочения благотворительной деятельности в 996 г. князь Владимир Святой издал Устав, по которому социальное призрение отдавалось под покровительство церкви. Разветвленная сеть монастырей (к концу XIII века их было около 100) фактически полностью взяла на себя благотворительные функции. Пользуясь тем, что татарские ханы уважительно относились к духовенству, монастыри создавали богадельни, приюты и другие благотворительные учреждения.

Образование единого российского государства обозначило новый этап в организации призрения, особенностью которого стало участие государства в этом процессе. Примером тому могут служить установления, принятые при правлении Ивана III, Василия III. При Иване IV (Грозном) проблема призрения была обсуждена в 1551 году на Стоглавом соборе, который высказался за то, чтобы государь повелел произвести перепись страждущих, открыть в каждом городе мужские и женские богадельни, содержать их за счет пожертвований и государственных финансов. В силу исторических причин эти решения широкой реализации не получили.

Заметно оформился и укрепился процесс государственного призрения во второй половине XVII – первой половине XIX веков, о чем свидетельствуют «Соборное уложение» (1649 г.), повеление государя Алексея Михайловича об учреждении Приказа строения богаделен (1670 г.), постановление Земского собора (1681 г.), указ царя Федора Алексеевича об устройстве в Москве на государственном содержании двух богаделен (1682 г.).

Общественное призрение становится отраслью государственного управления при Петре I. В реформаторскую эпоху государственная политика была направлена на оказание материальной и другой помощи нуждающимся, создание сети светских социальных учреждений, учет просящих милостыню и разделение их на категории, упорядочение церковной и частной благотворительности.

Петр I был сторонником организации государственной социальной помощи ориентировался на учреждения закрытого призрения. Он запретил просить и давать милостыню, поскольку не поощрял традицию безразборчивой ее подачи, стремился подчинить установлениям государства общественную и частную благотворительность. Одним словом, в петровское время управление сферой общественного призрения было поручено центральной и местной государственной администрациям (Сенату, Синоду, Камер-конторе, губернаторам, воеводам, городским магистратам). В результате, только в Москве в 1718 году действовало 90 богаделен разного профиля, где содержались 4 тысячи нуждающихся.

С полным основанием можно сказать, что Петром I был заложен фундамент социального института призрения, значительно повысилась роль государства в его организации.

Следующий существенный шаг в создании системы государственного призрения сделала Екатерина II. Принципиальное значение в этом отношении имела губернская реформа 1775 года, которая в законодательном порядке установила государственную систему общественного призрения для всех гражданских сословий.

В каждой губернии под председательством губернаторов предусматривалось создание особых приказов общественного призрения, на которые возлагалась обязанность организовывать и содержать народные школы, сиротские дома, больницы, богадельни, дома для неизлечимых больных, дома для сумасшедших, дома работные (бедные люди своим трудом добывали себе пропитание), дома смирительные (для исправления людей).

Организация таких структур была предусмотрена в 33 губерниях. Приказам общественного призрения было выделено из государственной казны по 15 тыс. рублей. Им же предоставлялось право использовать средства от процентов на недвижимость, доходов от предприятий местной промышленности.

К 30-м годам XIX века губернские приказы общественного призрения увеличили свой совокупный первоначальный капитал до 25 млн. рублей, то есть в 50 раз.

Во второй половине XIX века значительную благотворительную работу осуществляли различные филантропические общества: «Воспитательное общество благородных девиц», «Вольное экономическое общество», «Ведомство учреждений императрицы Марии», «Императорское человеколюбивое общество», «Комитет призрения заслуженных гражданских чиновников» и другие. Этот период можно назвать временем становления и развития государственного призрения.

На смену политике, сориентированной на помощь нищим, пришла адресная помощь нуждающимся (инвалидам, престарелым, больным, сиротам, погорельцам, пострадавшим от стихии.


Правительственные указы 1775, 1797, 1781 годов создали государственную систему социального призрения под руководством социальных административных органов, состоящую из благотворительных учреждений закрытого типа.

Во второй половине XIX века в российском обществе назрела необходимость реорганизации социальной помощи нуждающимся. Потребовалась корректировка прежних подходов к управлению социальной сферы, переход к обновленным принципам, формам и методам благотворительности.

Либеральная реформа 60 – 70-х годов XIX века ориентировалась на мнение либеральных кругов, которые выступали против жесткой бюрократической опеки социального призрения, призывали к децентрализации управления помощи нуждающимся.

Указом от 1 января 1864 г. Александр II утвердил «Положение о губернских и уездных земских учреждениях», в которых эти учреждения рассматривались как органы самоуправления. Наряду с обязанностями развивать хозяйство и быт, земским и городским самоуправленческим органам вменялось в обязанности заведование лечебными и благотворительными заведениями, призрение бедных и умалишенных, забота о здравоохранении и народном образовании.

Представление местным органам самоуправленческих прав благотворно отразилось на постановке помощи нуждающимся, о чем свидетельствуют факты. Так, в начале 90-х годов земские органы содержали 300 богаделен, 318 сиротских домов. Их попечением было охвачено население, численностью 1 млн. 100 тыс. человек

Городские думы открыли дошкольные учреждения, общеобразовательные и профессиональные школы, воскресные и ремесленные курсы для детей несостоятельных родителей. Действовало 5270 благотворительных учреждений.

Либеральные реформы положительно отразились на работе благотворительных обществ. К концу XIX столетия их сеть содержала более 14 тыс. институтов социального призрения. Только в 1898 году они оказали помощь 7 млн. человек. В богадельнях и других благотворительных заведениях нашли приют 460 тыс. бездомных.

В результате было ослаблено административно-бюрократическое регламентирование со стороны официальных властей, децентрализованы сферы социального призрения, привлечена общественность к благотворительной работе.

Многие благотворительные организации действовали в рамках крупных общественно-государственных объединений. Например, в конце 90-х годов в составе «Ведомства учреждений императрицы Марии» находилось 700 благотворительных обществ и учреждений. В «Императорском человеколюбивом обществе» и «Российском обществе Красного Креста» таких организаций было более 500, в «Попечительстве о делах трудолюбия и работных домах» – около 300. Под опекой Министерства финансов находилось более 1000 организаций, Министерства юстиции – свыше 700.

Общественная самодеятельность и поощрительные меры правительства активизировали частную благотворительность. Крупные суммы жертвовали на больницы, богадельни, училища предприниматели: Бахрушины, Демидовы, Морозовы, Прохоровы, Рукавишниковы, Строгановы, Хлудовы и др.  Известна  благотворительная деятельность: Н.А. Алексеева, М.П. Беляева, К.Н. Бестужева-Рюмина, В.М. Бехтерева, Н.Д. Быкова, Ф.Я. Ермакова, П.И. Макушина, С.И. Мамонтова, В.А. Морозовой, А.М. Сибирякова, А.Н. Стрекаловой, К.Т. Солдатенкова, Ф.В. Чижова, С.И. Щукина и др. В 1891 году в частных благотворительных учреждениях было обслужено нуждающихся вдвое больше, чем в общественных и сословных заведениях.

Во второй половине XIX века продолжала активно развиваться церковно-приходская благотворительность. Отмена крепостного права способствовала оживлению церковно-приходских обществ. Правительственный закон от 2 августа 1864 года о приходских попечительствах обозначил новый этап в церковно-приходской благотворительности.

Попечительства занимались первоначальным обучением детей и благотворительными действиями, которые финансировались за счет добровольных пожертвований прихожан или назначенных определенных сборов. В 1899 году в России действовало более 18 тыс. церковно-приходских попечительств. Их расходы на приходские школы и благотворительные учреждения составили 600 тыс. рублей (15,4 % от общего бюджета).

На рубеже веков были осуществлены первые шаги по социальному страхованию рабочих. Закон «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств, в предприятиях фабрично-заводской, горнозаводской промышленности» предусматривал пенсии и единовременные пособия рабочим в случае увечья, полученного на производстве, или временной нетрудоспособности по причине производственной травмы.

В сельской местности, наряду с известными формами благотворительности, была распространена социальная поддержка нуждающихся на началах крестьянской самопомощи. Сельские сходы решали, кому из бедствующих крестьян оказать эту помощь хлебом с общинных складов или денежными средствами (от 5 до 20 рублей в год), или кормлением по дворам поочередно.

Во второй половине XIX века развивалась форма государственного призрения – выдача пенсий и единовременных пособий, распространяемая на государственных служащих. Размер пенсии зависел от продолжительности службы, разряда должности. Правом на госпенсию пользовались военнослужащие.

После падения монархии Временное правительство обещало широкие социальные реформы. За короткое время своего пребывания у власти оно оказало помощь семьям убитых и искалеченных в первой мировой войне, страховало рабочих на случай болезни. Широких социальных реформ не получилось, но правительство осуществило некоторые меры по организации социальной защиты населения.

Таким образом, исторический опыт государственного, общественного и частного призрения содержит немало рационального, что может быть полезным в создании современной системы социальной работы.