1.3. Социализация молодежи в российском обществе

Общественно-экономические и политические преобразования, происходящие в России, оказывают влияние на обострение противоречий в обществе, в том числе и в системе управления процессами социализации. Основное противоречие в сфере социализации молодежи — это противоречие между объективно усложняющимися общественными отношениями, возросшими требованиями, предъявляемыми обществом к социализации подрастающего поколения, и недостаточно используемыми социально-экономическими, идеологическими, политико-воспитательными средствами воздействия на человека,

Социализация молодежи осуществляется на фоне полуразвалившейся экономики, коррумпированности властей, нищенского существования большинства молодых людей, нарастания криминального беспредела и т.д.

Основные противоречия в сфере социализации — это противоречия между:

• объективной необходимостью реформы системы образования и воспитания и возможностями государства обеспечить ее ресурсами, средствами;

• старыми ценностями общества и новыми. На молодежь оказывают влияние как идеи социализма, так и идеи либерализма — ценности рынка, частной собственности, свободы, демократии, а также религии, церкви;

• нарождающимся новым производством, рыночными отношениями и невостребованным инновационным потенциалом молодежи. Ныне в стране отчетливо проявляется отчуждение молодежи от производительного труда, для многих молодых людей труд утратил смысл как средство самореализации, самоутверждения. Вместе с тем суровые реалии жизни (безработица, неплатежи, задержки заработной платы и т.п.) побуждают определенную часть молодежи к пересмотру традиционных взглядов, побуждают к добросовестному труду, приобретению новых профессий и знаний;

• потребностями молодежи в повышении своего благосостояния и возможностями российского общества удов­летворить таковые потребности;

• декларируемым строительством правового социального государства и правовой, социальной незащищенностью детей и молодежи. В стране четко обозначились обнищание молодежи, снижение рождаемости, рост числа разводов, показателей сиротства и детской заболеваемости, смертности. Лишь 14 % детей сегодня практически здоровы, 35 % страдают хроническими заболеваниями. Вырос уровень подростковой преступности, наркомании, токсикомании, которые в 1,5-1,9 раза растут быстрее, чем среди взрослых;

• формированием в России новой политической системы и непоследовательностью осуществления политического курса на демократизацию. В России ныне наблюдается политическая индифферентность молодежи, обусловленная безрезультатными политическими дискуссиями, обещаниями и т. п. Вместе с тем в обществе утверждается политический плюрализм в создании новых молодежных структур.

Одной из основных причин негативных явлений в нашем обществе является несоответствие слова и дела. Принятые законы и программы не реализуются, демократия часто является прикрытием для бюрократии и криминалитета. Такая социально-политическая, информационная обстановка в России требует новой стратегии и методов работы с молодежью. Управление процессами социализации может стать достаточно эффективным, но для этого необходимы следующие условия:

• объективный учет особенностей предшествующего и современного состояния процессов воспитания, менталитета и поведенческих характеристик молодежи;

• своевременное блокирование и устранение факторов, тормозящих процесс социализации молодежи;

• наличие научно обоснованной государственной молодежной политики и эффективных механизмов ее реализации.

Таким образом, изучение противоречий, проявляющихся в процессе социализации молодежи, требует осмысления условий, факторов, координат социализации, ее временных рамок. Снижение возраста паспортизации с 16 до 14 лет — это ответ на стихийное развитие подросткового рынка труда. Большинство молодых людей в основном приняли требования либерализованной рыночной экономики, принцип индивидуальной ответственности за свою судьбу. Они рассчитывают на себя, свои знания и умения, которые должны им помочь обрести высокий уровень жизни, противостоять негативным явлениям общества. Об этом свидетельствуют данные социологических исследований, проведенных Центром социологии молодежи ИСПИ РАН под руководством проф. В.И. Чупрова. Результаты свидетельствуют о сохранении современной молодежью высокого трудового потенциала. 3/4 занятых в народном хозяйстве молодых людей получили профессиональное образование. Однако в условиях спада производства этот потенциал остается невостребованным. 51,5 % работающих молодых людей трудятся не в соответствии с приобретенной специальностью (в 1990 г. таких было 38 %), а каждый третий вообще не имеет профессии. Все это сказывается на уровне профессиональной социализации молодежи. Подавляющее большинство (более 80 %) молодых людей достигают профессиональной зрелости и экономической самостоятельности лишь к 30 годам, т.е. за пределами молодежного возраста. В конце 1994 г. удельный вес тех, кто отличался высоким профессиональным статусом, сократился более чем в 1,5 раза по сравнению с 1990 годом. Не имели возможность повысить квалификацию 31,2 %, увеличить реальную, а не индексированную заработную плату — 45,4 % из числа респондентов.

Заметную роль в трудовых ориентациях молодежи играют формы собственности. Хотя государственный сектор остается главным каналом социализации молодежи в сфере труда, в нем наблюдается устойчивая тенденция сокращения молодежной занятости. Если в 1990 г. в частном секторе работали менее 5 % молодых людей, то теперь в нем занят каждый пятый и каждый десятый подрабатывает.

Материальное положение молодых людей мало зависит от результатов труда, уровня образования, квалификации. Определяющим фактором является форма собственности. Так, охранник на фирме, рядовая служащая банка получает в десятки раз больше квалифицированного инженера, работающего на государственном предприятии, учителя, врача. Поэтому каждый второй молодой человек не считает справедливой получаемую им заработную плату.

Разрыв уровня доходов и уровня потребления приводит к деформации интересов как в сфере потребления, так и в сфере труда. В одном случае это приводит к снижению общественной эффективности труда, в другом — препятствует развитию личностного потенциала молодого поколения, ограничивает его запросы в сфере потребления.


Не менее опасным последствием подобной ситуации является уход молодежи из сферы материального производства в сферу распределения и обращения. За последние пять лет численность молодых людей, включенных в эту сферу, увеличилась многократно. Последствием «вымывания» молодежи из сферы материального производства явилось изменение трудовой мотивации. Почти 40 % молодых людей одобрительно относятся  к стремлению своих сверстников «делать деньги» любой ценой, даже в обход закона. 

Оказываясь перед нелегким выбором между работой на государственном предприятии с нищенской оплатой труда, но с некоторой видимостью стабильности, с одной стороны, и сомнительным бизнесом, хотя и рискованным, но относительно  высокооплачиваемым, — с другой, молодой человек часто отдает предпочтение третьему пути – поиску приложения своих сил в иных, чем труд сферах жизни. В лучшем случае – это досуговое времяпрепровождение со случайными заработками, а в худшем – криминальная деятельность. Особенно часто третий путь избирают подростки, не имеющие  профессии и желающие пожить в свое удовольствие до армии. По сравнению с 1990 г. количество тех, кто не работает и не учится, возросло более чем в 2 раза. За эти годы все более ощутимым препятствием для интеграции молодежи в сферу труда становится безработица. В 1996 г. 26 % выпускников школ и ПТУ не могли найти работу.

Особый размах приобрела «скрытая безработица», создающаяся за счет простоев предприятий, вынужденных отпусков, сокращения рабочей недели. Неустойчивость положения в трудовой сфере активизирует досуговую деятельность: её современные формы явились результатом бурного распространения в молодежной сфере западной субкультуры, не имеющей в наших условиях противовеса в виде подлинно рациональной, хорошо организованной эффективной экономики. В итоге Россия оказалась лидером среди многих стран по числу казино, ночных баров и других увеселительных заведений индустрии досуга. Государство, не находя применения высокому образовательному потенциалу молодых людей, не обеспечивая нормальные условия самим зарабатывать на достойную жизнь, поставило большинство из них на грань бедности, плодит маргиналов. При этом, поощряя распространение самых дорогостоящих в мире развлечений и делая недоступными для большинства молодых людей учреждения высокой культуры, оно неизбежно толкает их в криминальные структуры.   

Нарушение связей между различными сферами жизни молодежи (трудом, потреблением, досугом) отразилось не только на её социальном положении, но и в структуре сознания. Это привело к возникновению нескольких параллельных, нередко противоположных систем ценностей. В сфере труда заметно усилилась инструментальная ориентация. Отношение к труду как к средству достижения других целей или вынужденной необходимости характерно для 51,2 % молодых людей и является важным условием интеграции молодежи с этими структурами. Вместе с тем четко просматриваются некоторые общие тенденции. В начале 90-х годов 13 % респондентов ответили, что стали бы работать, если бы имели достаточно средств для комфортного существования. В конце 90-х годов такое мнение высказали уже 21,5 % респондентов. Для сравнения отметим, что в США на аналогичный вопрос дали положительный ответ 85 % молодых американцев. В этом проявляется одно из существенных отличий российской молодежи от западной, для которой характерна ориентация на высокую эффективность труда в современных обществах.

Ослабление мотиваций труда происходит одновременно с усилением досуговых ценностей в молодежной среде. Отмеченная тенденция характерна и для западной молодежи. Однако особенность её проявления в России состоит в том, что распространение в молодежной среде постиндустриальных ценностей является не следствием индустриального бума или экономического перепроизводства, а результатом диффузии западной культуры и образа жизни. В отличие от Запада для российского общества – это новое явление.

В условиях неразвитой экономики и кризиса производства противоположность трудовых и досуговых ценностей в сознании молодого поколения будет обостряться, принимая извращенные формы, поскольку не уравновешивается другими составляющими мотивации, среди которых соответствующая этика труда и приверженность закону.

Причины многих явлений и проблем в молодежной среде состоят в противоречии, вызванном несоответствием мотивационных структур в сфере труда и потребления. Высокая неудовлетворенность материальным положением конфликтует в сознании молодежи с низким уровнем потребности в труде. Особенно рельефно это проявляется в сознании молодежи, занятой в государственном секторе.

Данные исследований указывают на существование  в молодежном сознании противоположных тенденций социализации. Первая несёт в себе все те позитивные жизненные ориентации, которые так важны  для любого общества и которых оно ожидает от молодой смены. Среди этих ориентаций стремление продуктивно и честно трудиться, интерес к знаниям, ценность бескорыстной дружбы. Но всё больше усиливается и другая тенденция, связанная с потребительством и  развлечениями, где для достижения цели годятся любые методы.

Характеризуя поколение 80-х, можно отметить инфантилизм, незрелость, полную зависимость молодежи от взрослых. За прошедшие годы молодежь заметно «повзрослела» в социальном плане. Изменилось представление молодых людей о критериях зрелости. Хотя оценки формальных признаков «взрослости» в самосознании молодежи (возраст, получение паспорта, окончание учебного заведения) остались неизменными, в настоящее время юноши и девушки в качестве вех социальной зрелости называют первую заработную плату, постоянную работу и создание собственной семьи.

Таким образом, современная молодежь свое представление о «взрослости» больше связывает с социально-ролевыми изменениями, прежде всего с началом трудовой деятельности и обретением экономической самостоятельности.

В условиях рынка ролевые системы, сопутствующие социализации молодежи, значительно усложнились. Молодые люди сегодня имеют более разветвленную ролевую структуру, вынуждены выполнять одновременно несколько раз­личных, часто противоположных по своему характеру ролей. Процесс социализации ускоряется, накапливается социальный опыт. Все это признаки зрелости, определяющие характер межпоколенных отношений.