1.6.    Социальные теории старения

Одна из первых социальных теорий старения была пред­ложена американскими психологами Камминзом и Генри в 1961 г. Это теория разъединения, освобождения. В ней утвер­ждается, что старение есть неизбежное взаимное отдаление или разъединение, приводящее к снижению взаимодействия между стареющей личностью и другими личностями в той же социальной системе. Этот процесс может быть инициирован как самой личностью, так и другими лицами, вовлеченными в кон­кретную ситуацию. Когда процесс завершается, равновесие, существовавшее в среднем возрасте между личностью и обще­ством, уступает новому виду равновесия, характеризующему­ся большим дистанцированием и видоизменением характера отношений.

Постепенное разрушение социальных связей оз­начает своего рода подготовку к последующему акту – смерти. Процесс «социального ухода» характеризуется утратой соци­альных ролей, ограничением социальных контактов, ослабле­нием приверженности к материальным ценностям, уходом в себя. При этом человек освобождается от привычного давления со стороны социума и позволяет более молодым и энергичным принять на себя ставшие вакантными роли и функции. В прин­ципе эта теория является безнравственной и дает научные и «моральные» основания для исключения людей старшего воз­раста из активной деятельности.

Сторонники теория активности считают, что в среднем возрасте, при нормальном старении, должны по возможности поддерживаться социальные контакты и активность. При на­ступлении старости личность должна сохранять те же потреб­ности и желания, которые были свойственны ей ранее, сопротивляться любым изменениям, намерениям исключить ее из общества. По этой теории старение понимается как продолжающаяся борьба за сохранение среднего возраста, как новый стиль жизни, побуждающий к постоянной активности, к чув­ству ответственности за собственную личность и состояние пси­хики. Способность находить радости и ценности в жизни не исчерпывается в определенном возрасте, а должна сохранять­ я до самого конца жизни.

С позиций теории развития и непрерывности жизненного пути для адекватного понимания жизни ста­рого человека необходимо знать специфику его прежних жизненных этапов, т.е. содержание всего жизненного пути, пред­шествовавшего старости. Индивидуальный опыт каждого этапа жизни подготавливает личность к обретению и выполнению новых социальных ролей и функций на следующем этапе. Переходя от ступени к ступени, человек стремится сохранить прежние предпочтения и привычки, усвоенные роли и функции. Старость, по мнению сторонников этой теории, должна пред­ставлять собой «поле битвы» за сохранение прежнего стиля жизни вопреки неизбежным ролевым изменениям. Нормаль­ное, «успешное» старение возможно лишь при разносторонней адаптации к новым условиям и сохранении прежнего положения сразу в нескольких областях деятельности.

Теория наименования и маргинальности представляет ста­рость как состояние девиантности. Положение стариков – это положение изгоев, удел которых – низкие доходы и ограничен­ные возможности. Взгляды молодых и зрелых членов общества на положение старых людей совпадают: они считают представи­телей старшего поколения бесполезными, маргинальными, утратившими прежние способности, уверенность в себе и чувство социальной и психологической независимости. Основной харак­терной чертой старости является пассивность. Поэтому, по мнению последователей этой теории, трудоспособная и активная часть общества должна разрабатывать социальные программы для улучшения жизни пассивных старых людей.

Сторонники теории возрастной стратификации рассматривают общество как совокупность возрастных групп, которые имеют обусловленные возрастом различия в способностях, ролевых функциях, правах и привилегиях, т.е., по их мнению, общество разделено в возрастном и социальном отношении.


Основанием для такой стратификации является, прежде всего, хронологический возраст. Эта теория помогает установить и объяснить характерные особенности различных поколений, включая, старшие и младшие, в то же время она придает особое значение образу жизни и общим особенностям, присущим определенной возрастной категории. В рамках этой теории на первый план выдвигаются такие проблемы, как об­щественный статус старых людей, индивидуальные перемеще­ния из одного возрастного страта (периода) в другой, механиз­мы распределения социовозрастных ролей, взаимоотношения с прочими возрастными группами.

Социально-геронтологический анализ определяет место по­жилых и старых людей в системе социальной стратификации. Большинство старых людей не участвуют в «системе власти и влияния» и, таким образом, не обладают контролем ни над са­мими собой, ни над другими. Они утрачивают такую характе­ристику стратификации, как престиж, ибо последний обычно ассоциируется с основной сферой занятий, а старость неизбеж­но связана с увольнением.

Социальный статус – значимая характеристика старости, показатель положения человека в социальной иерархии обще­ства – определяет принадлежность человека к определенным слоям, а в некоторых случаях – и к узким кастовым группам; характеризует индивидуальные и социально-кастовые ценно­сти личности. Социальный статус включает в себя:

ü пол – «предписанный» статус;

ü профессию и положение, приобретенные в течение жизни, – «достигнутый» статус;

ü календарный возраст, определяющий права, обязанности и социальные функции личности.

Календарный возраст, с одной стороны, отражает ту или иную стадию жизненного цикла, с другой – лишь приблизительно фиксирует физиологическое и социальное качество человека и его самочувствие. Подход с позиции жизненного цикла подчер­кивает характеристику возраста социальными нормами и отношениями. Главными при этом являются работа и семья. Календарный  возраст служит основанием для запрещения или разрешения социальных ролей и поведения. Выполнение эти ролей в соответствии с общественными нормами и предписаниями определяет социальный возраст человека, часто несовпадающий с календарным.

Старость – это переход в систему новых социальных ролей, значит, и в новую систему групповых и межличностных отношений. Социальный статус старого человека определяется, в первую очередь:

ü его профессиональной активностью, ее интенсивностью, соразмерностью индивидуальным возможностям;

ü интересами вне пределов трудовой деятельности;

ü физической активностью, соответствующей состоянию здоровья;

ü условиями и образом жизни.

Профессиональная деятельность часто заменяется приближенной к ней деятельностью в смежных областях, например, учитель становится библиотечным работником или воспитателем. Большое значение для поддержания социального статус приобретает переход от профессиональной деятельности к общественной или политической.

Социальное долголетие представляет собой увеличение выживаемости и средней продолжительности жизни человека в данной популяции, в определенное время, в конкретных общественных экономических и социально-бытовых условиях. Социальное долголетие является следствием улучшения социальных условий жизни, проведения культурных и медико-гигиенических мероприятий. Человеку нужна долгая жизнь, насыщенная творческим или профессиональным трудом, социальным престижем, экономической независимостью, а не долгая жизнь вообще.

Индивидуальное долголетие, принципиально отличающееся от социального, основывается на биологических особенностях тех или иных индивидов, даже целых семей, и не зависит от жизненного пути и социального статуса человека. Более того, при генетически обусловленном долголетии человек преодолевает стоящие перед ним трудности, последние не укорачивают его жизненный путь, даже если этот путь очень суров.