2.2. Некоторые молодежные проблемы

Социологические исследования, проведенные Институтом социологических исследований во второй половине 90-х годов, показали значительное усиление тенденций расслоения молодежи по социально-экономическим характеристикам.

Молодежь легче, чем старшие поколения адаптируются к новым социально-экономическим условиям. В 1995 г. в общей численности молодежи сумевшие открыть свое дело составляли от 2,5 до 3,5 %[1]. Подтверждается ранее проявившаяся тенденция особой активности молодежи в развитии частного сектора экономики: около 70-80 негосударственных коммерческих предприятий созданы 25-30-летними. Среди занятых в частном секторе экономики лиц свободного труда наиболее высока доля молодежи. В престижных областях деятельности с высокой оплатой труда и высокими квалификационными требованиями молодежь имеет наилучшие шансы.

В силу особенностей экономической обстановки и коммерческой деятельности по-прежнему предпринимательские качества у значительной части молодых людей формируются «диким бизнесом». Неуверенность в завтрашнем дне «новых русских», в том числе людей молодежного возраста, определяют такие черты их образа жизни, как неумеренная роскошь, повышенные меры личной безопасности, стремление к получению разнообразных удовольствий.

Однако богатые составляют незначительную часть молодежи (около 2 %). Социальные реформы, предусматривающие недопущение снижения уровня материального благополучия людей, наделение их собственностью, стимулирование самообеспечения, остаются далекими от достижения цели. В настоящее время несколько снизились темпы падения уровня жизни большинства россиян, хотя в предыдущие годы они имели катастрофический характер.

В целом по России молодежь в возрасте от 16 до 30 лет в конце 1994 г. составляла примерно 19,3 % от числа бедных. Сегодня наблюдается некоторое снижение показателя в сравнении с 90-ми годами на фоне роста группы населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Для характеристики экономического статуса молодежи имеет значение доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в общей численности бедных, выделенная по пяти регионам, где сосредоточено 2/3 всей молодежной популяции: Центральному, Поволжскому, Северо-Кавказскому, Уральскому, Западно-Сибирскому. Расчет показывает, что суммарно по этим регионам такая доля составляет 67,9 %.

Таким образом, несколько более благополучная ситуация в молодежной среде (меньшей доли бедных в её составе с другими возрастными группами) находится в крайне неблагоприятном контексте экономического положения  семей, что не может не сказываться на  реальном материальном положении молодых людей. Однако на социальном самочувствии молодежи эти объективные обстоятельства отражаются не столь прямолинейно.


[1] Заславская Т.И. Стратификация современного российского общества // Информ. бюлл. мониторинга ВЦИОМ. — 1996. — № 1. — С. 11.

Общее снижение уровня жизни ведет к сверхзанятости в молодежной группе: пополнение рынка труда в значительной степени идет за счет учащейся молодежи (различного рода подработки, сезонные работы). Наряду с этим сужаются  возможности для трудоустройства молодежи, не имеющей профессии, а также выпускников учебных заведений, особенно получивших начальное и среднее профессиональное  образование и не имеющих опыта работы по специальности.

Рыночные отношения обострили проблему социальной защищенности молодежи в сфере труда. Молодые работники первыми попадают под сокращение и пополняют  ряды безработных. Хотя занятость молодежи за последние годы несколько стабилизировалась, угроза оказаться «лишним» существует. Каждый третий (34 %) зарегистрированный на бирже труда – человек до 29 лет.

По регионам этот показатель имеет существенные различия. В 40 регионах данный показатель превышал среднереспубликанский уровень. Изменился характер безработицы: доля длительно безработных среди  молодежи (тех, кто является безработным более одного года) увеличился примерно на 3-4 %. По данным Министерства труда РФ в 13 регионах в 1996 году он превышал 40 %, на Алтае и в Северной Осетии – 45 %.

Одновременно растет число юношей и девушек, имеющих работу, но живущих под постоянным страхом потерять её. По данным исследования 1997 г. каждый пятый респондент испытывает страх и тревогу в связи с угрозой остаться без работы, а 51,3 % — в связи с материальными трудностями, вызванными низкой заработной платой. В настоящее время ситуация не стабилизировалась.

Молодежная безработица в России имеет свои особенности. Она возникла не в связи с демографическими факторами как в развивающихся странах и не в результате перепроизводства, характерного для развитых стран, и даже не в конкуренции на рынке труда с более квалифицированным старшим поколением, что имеет место в современных обществах. Главная причина – в неэффективной социально-экономической политике, результатом которой явился развал производства, прекращение финансирования многих отраслей, преимущественное сокращение рабочих мест, которые обеспечивали развитие материального производства, традиционно занимаемых молодыми. Безработица особенно ощутима в сельской местности.

В целом уровень молодежной безработицы (отношение числа безработных в возрасте 16-30 лет к общей численности населения этого возраста) составляет 2,6 % (при 2,8 % среди всего населения). В конце 90-х годов 16 % всех безработных в России – это молодые люди до 22 лет.

Следует отметить, что данные о безработице не учитывают «теневую» и незарегистрированную безработицу, которая реально выше, чем официально зарегистрированная. Выросшая конкуренция на рынке труда и недостатки правового регулирования трудовых отношений создают условия для эксплуатации труда молодежи в форме ученичества, испытательного срока и т.п., порождают известные из мировой практики среднеразвитых и малоразвитых стран явления «черного рынка».

Уровень жизни молодежи (особенно младших её возрастных групп) определяется, прежде всего, уровнем и образом жизни родительских семей. В то же время заметна ориентация молодежи на собственные силы, которая сочетается с достаточно распространенным в молодежной среде представлением о том, что достичь высокого положения в обществе  благодаря честному, добросовестному труду невозможно (так считают около трети молодых людей). Неустроенность быта, скромность материальных возможностей большинства молодых людей, молодых семей на фоне обеспеченности немногих из них приобретает черты социальной проблемы.

Одно из базовых положений государственной молодежной политики в Российской Федерации – обеспечение равенства стартовых возможностей молодежи – не реализуется и всё меньше имеет перспектив быть реализованным.

Социально-экономическое расслоение в молодежной среде отражает общие социальные процессы. Это расслоение пока не закрыло путей к высоким социальным статусам для разных групп молодежи, что смягчает напряженность в менее обеспеченных слоях. Новым фактором неравенства на отдельных территориях становится национальная напряженность.

Одной из важных проблем молодежи является проблема интеграции в «свободную» экономику. Мониторинг научно-исследовательского центра Института молодежи показал, что около одной трети молодых людей  не в состоянии успешно адаптироваться в жесткой экономической ситуации. Эти молодые люди испытывают существенные материальные и психологические затруднения, скептически и пессимистически настроены по отношению к реформам.


Они выделяются в массе молодежи не по социально-профессиональному признаку, а  по свойственному им психологическому типу (с патерналистско-авторитарным сознанием), ориентированному в большей степени на ценности «выживания», а не на достижения, на гарантированный минимум, нежели на свободу экономической деятельности.  В ней преобладают 18-20-летние и 28-30-летние молодые люди. В меру нерешенности социально-экономических проблем эта группа имеет перспективу образовать широкий социальный слой, вытесненный на периферию общества и порождающий основу для социальной напряженности и конфликтов.      

Основная нагрузка в решении молодежных проблем лежит на самих молодых людях, на их семьях, ближайших родственниках и дружественном окружении. Стабилизация довольно высокой доли молодых россиян, оптимистически оценивающих свое материальное благосостояние и жизненные перспективы, свидетельствует, что основная часть молодежи успешно включается в формирующуюся в России рыночную экономику. Примерно половина выражает уверенность в том, что Россия должна продолжать идти путем реформ, хотя оценка результатов реформ в молодежной среде не высока[1].

В молодежной среде ярко выражено понимание своей значимости в делах общества. Стремление большинства молодых людей самостоятельно решать свои проблемы и строить жизненную перспективу отразилось на возросшей тяге к образованию, приобретению престижных профессий.  Ценность образования, во многом утерявшая свое значение для молодежи в начале 90-х годов, вновь в числе её приоритетных жизненных ценностей. Трудности развития системы образования пока не сказываются на достижении молодежью более высоких показателей образованности, чем это характерно для старших поколений.

В обозримой перспективе возможно снижение образовательного уровня молодежи, поскольку в последние годы обозначилась неблагоприятная тенденция к увеличению числа подростков и молодых людей, не продолжающих учебу и покидающих  учебные заведения по материальным и другим причинам. Основы образовательной системы подрывает также то,  что многие типы профессий, по которым ведется подготовка в учебных заведениях, не востребованы на рынке труда. В этой связи следует отметить, что 50 % молодых специалистов  переквалифицируются, не приступая к работе по своей основной специальности.


[1] См.: Молодежь России: воспитание жизнеспособных поколений: Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи (науч. рук. И.М. Ильинский, А.В. Шаронов). — М., 1995. — С. 19.

В сознании и поведении молодежи усваиваются прагматизм, стремление к материальному достатку, ориентация на предпринимательство. Культ денег поднялся на первые места в иерархии ценностных ориентаций  значительной части молодежи, что отразило как особенности времени, так и разное понимание жизненных перспектив молодыми людьми: деньги выступают как условие удовлетворения потребностей не только в развлечениях, но и в духовном росте, саморазвитии.

Имеет место и коммерциализация сферы молодежного досуга, туризма, спорта, которая все менее доступна для средне- и малообеспеченных  молодых людей, молодых семей. Преодолевая эти препятствия, молодежь в значительной степени стремится к самообеспечению.  На этой основе в молодежной среде формируется положительное отношение к предпринимательству, достижению материального достатка.

Не снижается криминализация молодежных сообществ. 18-24-летние лидируют среди возрастных групп по признаку криминогенности. В молодежной среде широко представлены явления социальной патологии. По данным социологического опроса, проведенного НИЦ при Институте молодежи, молодыми людьми в возрасте 14-29 лет совершается  57 % всех преступлений, причем только несовершеннолетними совершается каждое десятое преступление, и на их долю приходится около трети всех изнасилований, грабежей, краж личного имущества.

Многие исследователи отмечают значительный рост преступности несовершеннолетних по сравнению с другими возрастными категориями. В настоящее время на фоне некоторого сокращения преступлений несовершеннолетних возросло на 80 % число тяжких преступных проявлений, в том числе на треть – убийств, на – 20 % тяжких телесных повреждений, на 16 % увеличилось количество хулиганств, на 26,6 % — фактов умышленного уничтожения или повреждения имущества, на 18,2 % умышленных поджогов.

Наметилась тенденция возрастающего вовлечения в преступность подростков женского пола. Отмечается нарастание рецидивных проявлений: каждый седьмой несовершеннолетний совершает преступление повторно.

Нарастает тенденция повышения криминальной активности детей младших возрастов. Из всех несовершеннолетних преступников почти треть – в возрасте 14-15 лет. Продолжается рост числа неработающих и не учащихся участников преступлений. Предпосылки для обострения этой ситуации создает сложившаяся практика отчисления учащихся, в том числе  не достигших 14-летнего возраста, из учебных заведений, а также в связи с ограничением приема учащихся в 9-11 классы и сокращением приёма в ПТУ. Как результат, каждый четвертый подросток – правонарушитель, состоящий на профилактическом учете ОВД, не работает и не учится.

Результаты исследований ученых показывают, что одной из существенных особенностей преступности несовершеннолетних является её групповой характер. Именно в группах подростки совершают подавляющее число правонарушений. Статистические данные показывают, что в различных республиках, регионах уровень числа осужденных несовершеннолетних за преступления, совершенные в группе, составлял 60-77 % от всех осужденных несовершеннолетних, причем четырнадцатилетних подростков, совершивших преступление в группе, более 90 %.

Криминогенная обстановка в подростковой среде усугубляется  возросшим вовлечением несовершеннолетних в незаконный оборот оружия. Тревожный характер приобретают процессы алкоголизации подросткового населения, распространения токсикомании и наркомании. Каждый третий-четвертый подросток совершает преступление в состоянии алкогольного опьянения. В два раза увеличилась подростковая преступность в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Особую сложность составляет углубление социальных различий по территориям. Молодежные проблемы по-разному проявляются в столице, областных центрах, малых городах и на селе, в разных регионах России. Различия по природным условиям, материальным и финансовым ресурсам, положению на рынке труда, образу жизни решающим образом влияют на состав и характер трудностей в становлении молодых людей, на возможности достижения ими жизненных целей.

Особое значение имеют показатели региональных различий по уровню богатства-бедности, поскольку в этом находит отражение реальная среда жизненных устремлений молодого человека. Так, если доля бедных семей в Липецкой области оценивается в мониторинге социально-экономического потенциала семей на уровне 9,6 %, а в Читинской области – на уровне 84,8 %, то усредненный показатель бедности семей по стране  не является объективным отражением реального состояния молодежной среды и проблем молодежи.

Всё это ограничивает возможности исследователей, специалистов и политиков дать общие оценки  положения российской молодежи. Однозначным является то, что многие  проблемы молодежи могут и должны решаться в процессе адаптации и интеграции молодых людей в общество, в процессе социализации.