3.5.    Взаимопомощь поколений

Исследования достаточно убедительно показали, что между ста­рыми людьми и их родственниками преобладают хорошие отно­шения. Проживая  вместе или недалеко друг от друга и поддер­живая в той или иной степени частые контакты, старые родители и их взрослые дети оказывают взаимные услуги и помощь. Для родителей эта взаимопомощь, скорее, имеет эмоциональное значе­ние, для них это выражение любви, уважения, сердечности и, главное, памяти. Услуги и помощь со стороны взрослых детей имеют для родителей тем большую ценность, что для многих об­щение с детьми является единственным видом социальных кон­тактов.

Как известно, в старости происходит постепенное, но не­уклонное ослабление социальных связей, и, в конце концов, они почти полностью исчерпываются и ограничиваются лишь отно­шениями с семьей, с супругом (супругой), детьми, внуками и, воз­можно, с сестрами и братьями. Следует отметить, что из всех ви­дов услуг, которые оказывают взрослые дети, наименее распрост­раненной является денежная помощь. По данным А.Г. Симакова, ее получают от родственников только 5,1 % старых людей; 20 % – в виде продуктов и лекарств, а также помощи на дому и выполне­ния некоторых поручений. Регулярную помощь получают лишь 3 – 4 % одиноко проживающих старых людей. По данным польских геронтологов, в целом более 65 % родителей не получают никакой помощи от своих отдельно проживающих детей. Сре­ди живущих вместе не имеют никакой помощи 30 %.

Родители в возрасте 65 – 69 лет делают в целом больше для сво­их детей, чем получают от них. М.Э. Елютина категорична в сво­ем заключении, что существует лишь односторонняя цепочка свя­зи родители – дети и почти отсутствует связь дети – родители. По ее мнению, прерывается живая непосредственная связь между поколениями. В целом пожилые и старые родители оценивают семейные отношения со своими детьми и близкими родственни­ками как хорошие, но не всегда это соответствует действительно­сти.

Само собой разумеется, что характер взаимоотношений скла­дывается задолго до того, когда старые люди становятся немощными и нуждающимися в уходе. Как и в любом обществе, они определяются характерологическими особенностями самих старых людей, их стремлением к сохранению своего лидерства, их отношением к нажитому за время трудовой деятельности, другими субъективными и объективными факторами. Если ра­нее эти взаимоотношения не отличались особой близостью, то они не могут стать добросердечными в старости. Как показывают ис­следования, примерно 1/4 часть родителей, живущих вместе со своими детьми, отмечают, что у них не лучшие отношения с зятьями, невестками и даже с детьми. Обычно чаще жалуются те ро­дители, которые проживают совместно с детьми не по обоюдному доброму желанию, а по необходимости, экономической или правовой, или в силу существующих традиций.

Особого внимания заслуживает следующее явление. В настоящее время довольно привычным стало совместное прожива­ние очень старых родителей в возрасте от 80 лет и их пожилых детей от 60 лет и старше. Согласно оценке, проведенной в Европе в 1981 г., на каждые 100 человек в возрасте 60 – 64 лет при­ходится 85 человек в возрасте 80 лет и старше. Результаты оп­росов таких семей выявили множество проблем, стоящих перед их членами, но, в первую, очередь это огромные физические труд­ности и эмоциональное напряжение, которое испытывают по­жилые дети, обеспечивая уход за своими престарелыми родителями. К такому же выводу пришел и голландский геронтолог Тер-Хаар.

Он обнаружил, что в семьях, где есть очень старый родитель, существуют много проблем и даже нередко ухудша­ются взаимоотношения. Англичанин Броуди пишет о том, что организовать уход за нуждающимися в помощи престарелыми родителями не всегда могут даже несколько взрослых детей. Такого же мнения придерживается и болгарский геронтолог Г. Стойнев. С.Г. Киселев отмечает, что возможности удовлетворения потребностей престарелых людей на основе внутрисе­мейного обслуживания все более суживаются в связи с высо­кой занятостью трудоспособного населения, а также развива­ющимся процессом ослабления семейных связей, обособления младшего поколения от старшего.

Как правило, уход за старым человеком в пределах семьи по­чти всегда осуществляется дочерью или невесткой, но изменив­шаяся роль женщины в современном обществе ограничивает эту семейную поддержку.

Статистические данные указывают на то, что 60 % женщин в возрасте от 45 до 54 лет и 42 % – в возрасте от 55 до 64 лет продолжают трудовую деятельность, причем преоб­ладающее большинство из них вынуждены работать для улуч­шения материального положения семьи. Таким образом, мно­гие женщины оказываются в противоречивых ролях жены, матери, хозяйки, работницы и дочери или снохи. Необходимость заботиться о престарелых родителях возникает у взрослых лю­дей, когда они сами переживают личные потери, связанные с возрастом, страдают хроническими болезнями, упадком сил или собираются выходить на пенсию. При исследовании соматичес­кого здоровья взрослых детей долгожителей в возрасте от 90 до 106 лет выяснилось, что более чем у половины детей здоровье было значительно хуже, чем у самих долгожителей. Кроме того, за период наблюдений около 27 % детей умерли, тогда, как их родители-долгожители остались живы.

Нередко само присутствие старого человека в семье является осложняющим моментом в личной жизни взрослых детей или близких родственников, особенно если в прошлом их взаимоот­ношения не отличались особым уважением друг к другу.


Мораль­ный климат семей, в которых молодые или зрелые члены расце­нивают пребывание старого человека как бремя, обузу, осложня­ющие их личные проблемы, ограничивающие их материальные и бытовые возможности, очень тяжел для всех без исключения. Эмоциональное напряжение – наиболее распространенное и тя­желое последствие этой ситуации.

Нехватка времени, ограниче­ние свободы действий, изоляция от друзей, необходимость выпол­нять одновременно различные обязанности способствуют возник­новению депрессии, чувства тревоги, безнадежности, упорной бессонницы. Влиянию этих негативных последствий подверже­ны больше дочери, чем сыновья. Одинаково острая для обеих сто­рон ситуация не может разрешиться нередко без специально орга­низованных форм социальной помощи старым людям. Одна из таких возможностей – переход старого человека на полное ижди­вение общества и поступление в дом для престарелых.

Американские геронтологи отрицают распространенное мне­ние, что старые люди якобы «выбрасываются» в дома для пре­старелых. Специальные исследования этого вопроса показыва­ют, что подобное решение принимается родственниками после длительных и настойчивых попыток найти альтернативу. Об этом свидетельствуют и данные, что лиц в возрасте старше 65 лет в стационарных социальных учреждениях почти в три раза меньше, чем старых людей, о которых заботятся семьи. О   роли  семьи в оказании необходимой помощи, физической под­держки свидетельствует то, что подавляющее большинство ста­рых людей, проживающих в домах для престарелых, не состо­ят в браке: это вдовы, разведенные или никогда не состоявшие в браке, а около половины из них не имеют детей или близких родственников.

Исследования  также убедительно  свидетельствуют о том, что с помещением старых людей в дом для престарелых семейные связи не прерываются. Семьи продолжают проявлять внимание и заботу о старых родителях, посещают их, одни чаще, другие – не очень, третьи – совсем редко в зависимости от своих личных проблем и соматического здоровья. Но, вне всякого сомнения, большинство из детей испытывают чувство вины. Возможно, этим до некоторой степени объясняется характерное для многих родственников агрессивное поведение по отношению к пер­соналу домов для престарелых, обязательное требование инди­видуального ухода именно за их престарелым  родственником, которое, совершенно ясно, не может быть выполнено, учитывая, что на 60 человек (обычная норма для этажа-отделения в мос­ковских домах для престарелых) в смену полагаются одна медицинская сестра и две  санитарки.        

Но самой тяжелой для старого человека бывает ситуация, ког­да его физическая беспомощность, а нередко и психические на­рушения отталкивают от него родственников. В таких семьях формируется активное отторжение, отвержение старого челове­ка, полное его игнорирование, за исключением выполнения са­мого элементарного ухода.

Крайним проявлением дезорганиза­ции семейных отношений являются жестокость и физические оскорбления со стороны родственников, полная изоляция ста­рого человека. Особенно невыносимой становится ситуация, ког­да совместное проживание диктуется меркантильными интере­сами молодых или взрослых членов семьи. В этом случае необходимо вмешательство органов социальной защиты.

Е.А. Сиротин, исследуя насилие в отношении пожилых лиц, делит участников конфликта на две группы:

1) жертва и обидчик ранее не были знакомы, и их взаимоотношения носят слу­чайный характер;

2) жертва и обидчик были ранее знакомы (в частности, это могут быть родственники или соседи).

В первом случае «случайные конфликты» обычно являют­ся ответной негативной реакцией постороннего человека на ка­кое-либо замечание или требование пожилого человека. К это­му нужно добавить, что в последние годы криминализация общества и во всех отношениях сложная обстановка в нашей стране являются причинами нападений хулиганов на пожи­лых и старых людей с целью ограбления и сексуального пося­гательства.

Во втором случае среди всех «неслучайных лиц» превалиру­ют родственники. Интересно, что обнаруживается влияние по­ловых различий на характер конфликтов: женщины, как пра­вило, страдают от родственников, мужчины – от знакомых. Старые люди чаще получают в семье повреждения от сына, реже обидчиком выступает зять, дочь или сноха. Конфликты в семье обычно возникают из-за материально-бытовой неустро­енности, вынужденного существования в одной квартире, а так­же в результате алкоголизации отдельных членов семьи.

Как правило, пожилые люди, получающие повреждения от род­ственников, обращаются за помощью только после неоднократ­ных конфликтов, проявляя до определенного момента жалость к обидчику-родственнику. Это означает, что пожилые и старые люди намного чаще страдают от насилия, чем об этом свиде­тельствуют обращения за помощью. В настоящее время пожи­лые и старые люди нуждаются в оказании им психологической поддержки и бесплатной юридической помощи.

Геронтологи почти всех стран говорят о том, что, несмотря на отдельные случаи несовместимости членов семьи необходимо развивать социальные структуры, которые способствовали бы тому, чтобы старый человек как можно дольше оставался в сво­ей семье, занимающей центральное место в уходе за старыми людьми.

Социальная политика должна быть направлена на оказание необходимой помощи таким семьям, вплоть до выделения оп­ределенных средств и предоставления льгот для стимулирова­ния домашнего ухода за старыми людьми, на обучение лиц, осуществляющих такой уход, самым элементарным геронтологическим понятиям и правилам.