3.7.2.     Психосоциальная работа с дезадаптированными детьми и подростками

Дезадаптация – это неспособность или невозможность индивида приспосабливаться к условиям и требова­ниям социального окружения. Она обусловлена тем, что в наиболее значимые периоды личностного развития ребенок не сумел исполь­зовать механизмы адаптации, соответствующие характеру социаль­ных отношений. Результат дезадаптации – нарушение равновесия в отношениях с социумом, искажение содержания це­лей, мотивов, ценностных ориентаций, диффузия социальных ро­лей.

Психологическая сущность социальной дезадаптации детей и подростков может быть раскрыта если будет известно, какие психологические закономерности характерны для данного явления, какие составляющие его образуют. Предпосылки дезадаптации:

1) семейный фактор

- для ребенка в  раннем возрасте пьянство родителей, их безразличие способствует его патологическому раз­витию;

- для детей более позднего возраста неблагоприятная семей­ная обстановка – лишь отягощающая, а вовсе не обязательная пред­посылка дезадаптации;

2) врожденная патология (легкие дисфункции мозга, обуслов­ленные родовыми или послеродовыми травмами мозга и головы), в совокупности с первым фактором создает особые условия, в которых изначально формируются отклонения в психике, способствующие дезадаптации.

Категории дезадаптированных детей и подростков можно представить следующим образом:

1) трудновоспитуемые дети, имеющие близкий к норме уровень дезадаптации, который обусловлен особенностями темперамен­та, наличием легких дисфункций мозга, нарушением внима­ния, недостаточностью возрастного развития;

2) нервные дети, неспособные в силу возрастной незрелости эмо­циональной сферы самостоятельно справляться с тяжелыми переживаниями, обусловленными их отношениями с родите­лями и другими взрослыми;

3) «трудные» подростки, не умеющие решать свои проблемы приемлемым образом, характеризующиеся внутренними конфликтами, неустойчивой эмоционально-волевой сферой;

4) фрустрированные подростки, которым свойственны устойчивые формы саморазрушающего поведения, опасного для их здоро­вья (употребление наркотиков, алкоголизм), духовного и нрав­ственного развития (сексуальные отклонения, домашнее во­ровство), социального положения (прекращение уче­бы, бродяжничество), самого факта их существования (склон­ность к суициду);

5) подростки-делинквенты, постоянно балансирующие на грани дозволенного и противоправного поведения, не сообразующе­гося с социально приемлемыми представлениями о добре и зле.

На формиро­вание дезадаптации оказывают влияние следующие факторы:

· запущенность как следствие внешне неблагополучных условий жизни и воспитания, недостатка внимания к ребенку;

· депривация как результат полного отсутствия со стороны ро­дителей близких отношений с ребенком, необходи­мых для его полноценного развития;

· фрустрация, обусловленная тем, что удовлетворе­нию жизненно важных потребностей ребенка препятствуют не­преодолимые трудности;

· внутренний конфликт, определяющий формирование комплекса личност­ных проблем как препятствий для нормального мироощуще­ния в сфере общения и деятельности, взаимоотношений с людьми.

Социальный работник должен избрать главным объ­ектом своего внимания не правонарушения и даже не дез­адаптацию, а причины их возникновения, в том числе социально-психологические. Они способствуют уходу ребенка из мира нормальных взаимо­отношений с людьми в мир иллюзорный, примитивный, криминальный. При этом главное внима­ние надо уделять тому периоду жизни ребенка, в течение которого формируются его личность, круг нравственных интересов, сфера межличностных отношений.

Эффективность работы с дезадаптированными детьми во многом зависит от наличия комплексной инфраструктуры, включающей в себя следующие элементы:

· квалифицированные кадры;

· организационную поддержку;

· финансирование со стороны государства;

· связь с научными подразделениями;

· специально создаваемое для достижения этих целей социальное пространство.

В настоящее время в системе работы с дезадаптированными детьми наметилась целая сеть учреждений:

1) центры экстренной психологической помощи по телефону («телефон доверия»);

2) центры психолого-педагогической помощи семье и детям;

3) территориальные центры социаль­ной помощи семье и детям;

4) центры социальной реабилитации для несовершеннолетних;

5) социальные приюты для детей и подростков;

6) центры помощи детям, оставшимся без попечения ро­дителей.

Их работа строится на принципах:

· разноплановости усилий, т.е. направленности социальной рабо­ты на различные сферы жизнедеятельности детей и подростков;

· единства психосоциальных, педагогических, социальных (а при необходимости – медицинских, биологических) воздействий;

· партнерства как всемерного вовлечения дезадаптированных детей и подростков в восстановительный процесс;

· ступенчатости, последовательности, создания «переходов» от одного вида коррекционных, реабилитационных или воспитывающих мероприятий к другому.

Содержание социальной работы с детьми зависит от степени их дезадаптации и потому осуществляется на разных уровнях разными силами и разными методами.


Связь между учреждениями социального обслуживания и со­циальной средой должен осуществлять соци­альный работник, предоставляемый центром социальной помощи семье и детям. Он постоянно взаимодействует с конкретными детьми и подростками, вы­полняет мобилизующую и организующую роль, старается ак­туализировать и использовать все, что может помочь ребенку.

Одна из важнейших функций социального работника – объединительная. Речь идет о тех, кто составляет ближайшее окружение, о самих подростках, о представителях социальных служб, ведомств и организаций, которые по долгу службы могут и обязаны участвовать в решении судеб несовершеннолетних. На этом уровне социальный работник – менеджер и исследователь сети связей. Он определяет размеры и объемы помощи ребенку, необходимых для этого участников, а также виды и формы помощи.

Основное содержание работы специалиста с «трудными» детьми и подростками – это создание атмосферы реального сотрудничества и партнерства в отношениях с несовершеннолетними. Здесь применимы и принцип добровольного обращения их за помощью (поиска помощи адресатом), и принцип предложения помощи (движения помощи к адресату).

Социальному работнику приходится не ориентироваться на официальные ценности и по­стулаты, а учитывать состояние ребенка, продуцируя и реализуя те потребности, которые обусловлены его сегодняшними пристрастиями и предпочтениями. Вначале он создает свое­образный костяк своих единомышленников среди «трудных» под­ростков, вовлекая всех остальных в общую деятельность. Это приходится решать одновре­менно. Вместе с тем, социальный работник обязан постоянно поддерживать доверительные отношения с «труд­ными» подростками, расширяя арсенал своих средств воздействия.

Контактируя с подростком, он реализует его ярко выраженную и неудовле­творенную потребность в неофициальном и доверительном об­щении с умным взрослым. В обще­нии с подростками специалисту важно продемон­стрировать, что он вовсе не старается абсолютизировать себя и свои возможности, всегда готов принять к сведению опыт своего младшего партнера по общению, т.е. самого подрост­ка. Доверительные отношения с подростка­ми исключают традиционные методы: поучение, морали­зирование, тотальный контроль, строгую регламентацию. Ос­новным механизмом взаимодействия становится умение ус­танавливать контакт и способность принимать подростка та­ким, каков он есть.

Социальный работник снимает комплекс проблем, имеющих оттенок экстремальности. Организуя среду обитания и создавая адекватные условия для удовлетворения возрастных потребностей подростков, он помогает им разобраться в себе, осуществить соответствующий выбор в жизни, а главное, почувствовать себя нужным и защищенным. Специалист может не только инициировать многие со­циальные начинания, но и пробудить инициативу самого подрост­ка, направленную на изменения в самом себе, желание работать над собой в союзе или с социальным работником или используя потенциал, который имеется на территории, где проживает подросток.

При определении целей и задач социальной работы с трудновоспитуемыми и детьми, имеющими нервно-психические расстройства, основным является поня­тие «особые социальные потребности». У этих детей как можно раньше должны быть выявлены первичные нарушения развития.

После диагностики начинаются целенаправленные положитель­ное воздействие, коррекция, обучение (независимо от возрас­та детей). Отсутствие психолого-педагогической помощи, пренебрежение ею может привести к необратимым по­следствиям – достичь определенного уровня реабилитационного потенциала ребенка становится невозможным.

Работа с детьми не заканчивается в центре социальной реабилитации. Прак­тически они нуждаются в длительном патронаже и особом уходе, хотя с возрастом задачи и средства такого патронирования будут принципиально меняться. Процесс реабилитации осуществляется квалифицированными специалистами, компетент­ными решать задачи этого контингента детей. Выбирая тип соци­ального воздействия на такого ребенка, нужно определить возможность обеспечения его особых социальных потребностей. Право выбора принадлежит родителям, если ребенок имеет семейное попечение. Обязанность же специалистов разъяснить ро­дителям все особые социальные потребности ребенка, которые должны быть обеспечены в процессе социальной работы.

Перевоспитывающая корректировка личности ребенка, осуществляется в следующей последовательности:

· психологическая квалификация личностных деформаций под­ростка, выявление их внутренних механизмов, определение уровней психических изменений. В результате такой ква­лификации возможны новое восприятие некоторых практиче­ских проблем подростка и предложение подходов к их решению;

· на основе проведенного анализа постановка конкретных за­дач, в отношении которых показаны профилактиче­ские, дидактические и коррекционные воздействия;

· разработка и апробация тактических приемов ди­агностических и коррекционных методик, проверка предварительных гипотез и выводов, сде­ланных на первых двух этапах.

Асоциальная деятельность подростков еще не означает неосоз­нанного стремления к совершению преступлений. У него сохраняется возможность развития новых интересов, связей, деятельности. Важно лишь одно: не опоздать, воспрепятствовать окончательной деградации, не упустить момент, пока асоциальная сторона его жизни цели­ком не превратилась бы в его суть.