4.6.  Психология обыска

Обыск — принудительное следственное действие по обследованию объектов и отдельных граждан с целью отыскания и изъятия скрытых предметов и документов, имеющих доказательственное значение для раскрытия преступления.

Обыск производится на основании постановления следователя. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Обыск производится по мотивированному постановлению следователя, в котором указывается, в связи с чем и где он будет производиться, а также то, какие ценности, предметы или документы подлежат изъятию. В постановлении (поскольку оно предъявляется обыскиваемому лицу) не должно быть данных, оглашение которых может помешать дальнейшему ходу следствия.

При производстве обыска следователь должен строго ограничиваться изъятием предметов и документов, могущих иметь отношение к делу. Предметы и документы, запрещенные к гражданскому обращению, подлежат изъятию, независимо от их отношения к делу. Все изымаемые предметы предъявляются понятым и другим присутствующим лицам.

Принудительный характер обыска, возникновение в ряде случаев конфликтных ситуаций, поисковые трудности связаны, как правило, с повышенным психическим напряжением участников данного следственного действия, с особой его психологизированностью.

Психологическая направленность деятельности следователя при обыске состоит в поиске специально скрываемых материальных объектов, имеющих доказательственное значение в условиях контактного взаимодействия противоборствующих сторон. При этом каждая сторона стремится лучше узнать стратегию поведения другой, избежать самой каких-либо демаскирующих проявлений и повлиять на ход деятельности другой стороны.

При обыске позиции сторон, конечно, не равнозначны. Следователь наделен властными полномочиями, профессиональными знаниями и навыками. В свою очередь, обыскиваемое лицо, находясь чаще всего в конфликтной ситуации, стремится избежать возможности обнаружения изобличающих его предметов и документов. Это вызывает состояние повышенной психической напряженности, сдвиги в его эмоционально-волевой реляционной сфере. Особенно остро обыскиваемый реагирует на все то, что может привести к обнаружению скрываемых предметов.

В психической деятельности обыскиваемого интенсивно функционируют защитные механизмы. Обыскиваемое лицо может проявить общительность и замкнутость, сдержанность и показную откровенность, высокомерность и агрессивность.

Скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением создают в сознании обыскиваемого лица "очаг аффектации", функционально перестраивающий всю его психическую деятельность. Этот очаг психотравмы не только дезорганизует нормальную психическую деятельность индивида, но и субъективно переживается как душевная тяжесть. При этом спонтанно (самопроизвольно) формируются защитные механизмы, варьирующиеся в зависимости от психического склада личности. На этом фоне четкие, уверенные действия следователя, в которых обнаруживается его определенная осведомленность о предыдущих действиях обыскиваемого, могут вызвать как добровольную выдачу искомого, так и крайние проявления агрессивности по типу фрустрации.

Стремясь воздействовать на обыскиваемое лицо, следователь действует в двух направлениях: усиливает "аффективный очаг" или пробивает "брешь" в его защитных механизмах.

При обыске следователь должен не просто искать, а действовать, используя тактические и психологические приемы, постоянно оказывая влияние на обыскиваемое лицо. Чаще всего добровольная выдача искомого происходит не в связи с первоначальным предложением следователя о добровольной выдаче искомого, а в ответ на его правильно осуществляемые первоначальные поисковые действия.

С целью воздействия на "аффективный очаг" следователю целесообразно как можно шире использовать все то, что может ассоциироваться у обыскиваемого с предметом сокрытия и способами сокрытия. При этом существенное значение имеют различные вопросы, суждения и действия, в том числе и те, которые допускают многозначное их толкование.

Стратегия воздействия на обыскиваемое лицо состоит в ослаблении защитных барьеров, в снижении их сопротивляемости. В связи с этим следователю необходимо хотя бы ориентировочно знать побуждения обыскиваемого к сокрытию определенных предметов (стыд перед родственниками, соседями, сослуживцами; страх наказания, боязнь повредить престижу, потерять хорошую репутацию и т.п.).

В зависимости от характера мотивации поведения обыскиваемого лица следователь определяет тактику взаимодействия с ним. В одних случаях акцентируется внимание на выгоды, связанные с добровольной выдачей, в других — подчеркивается правило неразглашаемости результатов обыска. При этом следователь преодолевает определенные "смысловые барьеры", сформировавшиеся в сознании обыскиваемого лица. Преодолевая их, следователь оказывает воздействие на внутренние позиции обыскиваемого, выдвинутые им для смыслового оправдания своего поведения.

Лицо, утаивающее определенное обстоятельство, контролирует все то, что имеет отношение к этому обстоятельству. При этом моделируется определенная "зона охранения", специально перекрываются все возможные подходы к этой зоне. Но эта специальная "перекрытость" и является демаскирующим обстоятельством.

Одним из проявлений защитных механизмов может быть усиление речевой активности обыскиваемого лица, стремление его вести разговоры на посторонние темы, которые могли бы отвлечь внимание обыскивающих от поисковой деятельности.

Психологические знания целесообразно использовать, сообразуясь с разработанными криминалистикой стадиями обыска: подготовительной, обзорной, детальной и заключительной.

Успешная подготовка к обыску предполагает, прежде всего, получение максимальной информации (как из процессуальных, так и не процессуальных источников) не только о предметах отыскания и возможных местах их сокрытия, но и об индивидуальных особенностях обыскиваемого лица. Это позволит правильно (в психологическом и тактическом отношении) организовать и осуществить прибытие на место обыска и проникновение в обыскиваемое помещение. В целях обеспечения внезапности обыска средства транспорта должны быть оставлены на некотором удалении от места обыска. Сосредоточение у места обыска значительного числа лиц должно происходить постепенно и бесшумно. При наличии лифта следует подниматься на несколько этажей выше, а затем пешком спускаться на нужный этаж, чтобы не вызвать повышенной ориентировочной реакции. Через дверной глазок должен быть виден лишь один человек из числа пришедших (желательно, чтобы он был знаком обыскиваемому). При операции, готовящейся в коммунальной квартире, звонить следует соседям обыскиваемого лица. За окнами и вторым выходом устанавливается наблюдение.

Приступая к обыску, следователь обязан разъяснить присутствующим правила поведения в обыскиваемом помещении (сидеть на месте, не подавать реплик, не вмешиваться в действия обыскивающего и др.). Далее следователь сообщает обыскиваемому, с какой целью производится обыск, и предлагает ему добровольно выдать искомые предметы и документы. Это предложение необходимо сделать, полностью овладев вниманием обыскиваемого, с использованием психологических средств внушения и убеждения.

Целесообразно в процессе предварительной беседы с обыскиваемым лицом произвести также "словесную разведку", сообщить ему, для обнаружения какого рода предметов производится обыск, ознакомить с техническими возможностями поисковых средств и т.п. Причем эту информацию следует организовать таким образом, чтобы у обыскиваемого лица активизировалась его предвосхищающая деятельность.

Обыскиваемому лицу необходимо разъяснить право следователя вскрывать закрытые помещения и хранилища. Инструктирование лиц, участвующих в обыске, должно быть использовано в целях создания благоприятного психологического фона.

В обзорной стадии следователь выясняет, какие помещения и хранилища принадлежат лично обыскиваемому и членам его семьи, устанавливает наличие ключей от хранилищ. Далее осуществляется обход и обзор всех подлежащих обыску помещений на территории. При этом следователь устанавливает предварительную систему поиска, намечает тактические приемы обыска. При определении системы обыска следователь руководствуется соответствующими розыскными предположениями — версиями. Для выдвижения розыскных версий необходимо знать типичные способы сокрытия, произвести анализ конкретных условий, проявив нестандартное мышление, допуская необычность действий по сокрытию искомых объектов со стороны обыскиваемого лица. При этом повышенную ориентацию должны вызвать все предметы, обнаруженные в нетипичных для них местах нахождения.

Важной предпосылкой выдвижения розыскных версий является предварительная осведомленность следователя как о плане помещений, их интерьере, так и о ремонте помещений, их изменении, о замене мебели и т.п.

На обзорной стадии обыска устанавливаются возможные связи между характером искомых предметов (ружье, пистолет, нож, одежда с изобличающими следами, труп или его части и т.п.) и возможностями их сокрытия в данных конкретных условиях. При этом часть предметов обоснованно исключается из поиска.

На стадии детального поиска следователю целесообразно придерживаться определенной последовательности поисковых действий. Место обыска условно разделяется на определенные участки, устанавливается строгая очередность их обследования. В первую очередь осматриваются места общего пользования и место, куда предполагается помещать осмотренные и изъятые вещи.

В начальном периоде обыска может быть произведен выборочный поиск, связанный с осуществлением трудоемких работ (вскрытие полов, раскопки на открытой местности и т.п.). Такого рода поисковые работы производятся при наличии достаточных оснований, полученных на основе оперативно-розыскных данных и по результатам применения научно-технических средств — химических реактивов и поисковых приборов (щупов, тралов, металло- и трупоискателей), а также специальных облучателей и т.п.

Демаскирующими признаками мест сокрытия могут служить: отсутствие пыли и грязи в пазах между половыми досками и паркетными элементами, крепление новыми гвоздями и свежая покраска отдельных частей пола, место преимущественного нахождения обыскиваемого лица, выпуклость или вогнутость частей поверхности стен, различная люминесценция отдельных частей стен (при использовании прибора ультрафиолетового облучения) и др.

Приметами тайника на открытой местности могут быть: следы грунта на травяном покрове, особенности верхнего слоя почвы на отдельных участках, следы переноса маскирующих предметов (деревьев, ящиков, бочек и т.п.) и др.

Первоначально обследование объектов без нарушения их цельности предпочтительно производить путем сравнения аналогичных объектов, посредством взвешивания и измерения, прощупывания, просмотра на просвет и т.д. При наличии достаточных оснований допустимо обследование объектов с разрушением отдельных частей (отклейка обоев, взлом стены, снятие обивки и т.п.).

Обыскиваемое помещение не должно быть загромождено осмотренными вещами. Все произведенные действия необходимо учитывать во избежание ненужных повто-рений. Недопустимы неоправданные реплики обыскивающих. Обмен информацией между ними должен преимущественно осуществляться заранее оговоренными условными знаками.

Следователь должен проявлять полную уверенность в успешном осуществлении обыска, уметь максимально сосредоточиться, иметь высокий уровень трудоспособности. Этому способствуют соответствующая подготовка операции, своевременность ее проведения, привлечение необходимого числа помощников, специалистов, наличие необходимых технических средств.

Обыск во многих случаях целесообразно проводить с участием оперативно-розыскных работников, отдавая предпочтение тем из них, кто более всего обладает соответствующими психологическими данными. Действия, требующие специальных познаний, выполняют специалисты, участие которых помогает обеспечить эффективность обыска. При его производстве могут присутствовать и свидетели. Следователь должен блокировать все то, что может вызвать сомнение в успехе обыска. Такими отрицательными факторами могут быть: нарочитое спокойствие или эффективность обыскиваемого лица, большой объем работы, сложность и неприятность предстоящих действий и т.п.

Решающее значение имеет поведение самого следователя или иного лица, уполномоченного выполнять следственное действие.


Так, признаки неуверенности в поведении следователя могут быть замечены окружающими и резко снизить активность деятельности других участников обыска. Даже в том случае, если следователю длительное время не удается добиться положительных результатов обыска, он должен сдерживать свои эмоции, не допуская каких-либо высказываний и иных действий, которые могут отрицательно повлиять на ход операции.

Методичность и последовательность проведения обыска, использование в процессе его научно-технических и иных поисковых средств должны оказывать на обыскиваемое лицо психологическое воздействие, внушить ему мысль о неизбежности достижения положительного результата обыска.

Особенно важно не прекращать, а активизировать обыск в сложных условиях: в загрязненных помещениях, на чердаках, в подвалах, среди нечистот и в различных труднодоступных местах, имея для этого спецодежду, технические приспособления, необходимое количество помощников.

Ведущим психическим процессом при обыске является наблюдение — преднамеренное и целенаправленное восприятие, обусловленное задачами поиска, а мыслительной операцией — сравнение. Особенно тщательному сравнению должны подвергаться однотипные, однородные объекты.

Так, сокрытие предмета в одной статуэтке удалось обнаружить лишь при сравнении ее по весу с другой аналогичной статуэткой. При этом наблюдение приобретает определенную специфику — это так называемое соучаствующее наблюдение, включенное в логику действий прячущего лица, анализ явлений здесь происходит как бы "изнутри", с точки зрения предполагаемых действий прячущего. Результативность наблюдения зависит и от личностных качеств, от сферы направленности и сосредоточенности лица, производящего обыск, от особенностей его внимания [8].

Следователю полезно знать особенности своей наблюдательности, уметь видеть и специально усиливать ее слабые стороны. Так, зная свою склонность к детальному анализу, он должен больше внимания уделить обзорной стадии обыска, выявлению взаимосвязи явлений. В некоторых случаях ему полезно, например, обратить внимание на поведение животных около определенного места.

В целях обеспечения наивысшей направленности и сосредоточенности сознания на поисковой деятельности следователь должен придерживаться рекомендуемых пяти правил.

Во-первых, не следует приступать к обыску очень уставшим.

Во-вторых, не допускать конфликтов с обыскиваемым лицом, при этом избегать другой крайности — излишней близости и «панибратства» (за исключением случаев, когда это оправдывается в качестве тактического приема). Все необходимые контакты надо осуществлять вежливо и сдержанно.

В-третьих, необходимо устранить все отвлекающие факторы (ненужное хождение, хлопотливость участников, посторонние разговоры и т.п.).

В-четвертых, важно не спешить и не приступать к осмотру нового объекта до полного обследования предыдущего. При этом надо действовать строго последовательно, в рамках намеченной системы.

Пятое условие, которое должен соблюдать следователь, — это делать перерывы для отдыха при появлении признаков усталости.

Изыскивая способ сокрытия, преступник руководствуется разными оборонительными принципами, "концепциями". Но во всех случаях неизбежно моделируется поисковая деятельность следователя. Позиция прячущего определяется на фоне субъективно моделируемой "слабости" обыскивающего.

Наиболее вдумчивые преступники учитывают даже установку следователя на трудный, изобретательный поиск и оставляют скрываемую вещь почти на виду (прибегают к мнимой маскировке). Однако страх изобличения в большинстве случаев вызывает гиперболизацию действий прячущего, аномалию его поведенческих проявлений, что и выступает в качестве важнейшего демаскирующего признака. Предвидя возможность обыска, прячущее лицо осуществляет рефлексию, но, как правило, это рефлексия первого порядка (не учитывающая рефлективности самого следователя). В связи с этим в качестве мест сокрытия часто избираются объекты, вызывающие резко отрицательные эмоции: помойки, выгребные ямы туалета, грязное белье, крайне загрязненные места и т.п. В расчете на стеснительность следователя местом сокрытия могут быть избраны объекты, обычно вызывающие обостренное этическое отношение (постель ребенка, больного, иконы, культовые принадлежности и т.д.). В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий эффект места сокрытия. В практике работы следователи обнаруживали в качестве мест сокрытия электролампы, электророзетки, патроны для электроламп, клетки диких животных, собачьи будки, пчелиные ульи и т.п. В расчете на прямолинейность действий следователя в качестве места сокрытия нередко избираются объекты, не пригодные для использования в качестве хранилищ (стены здания, предметы обихода, мебель, дрова, кучи мусора и т.п.). Часто ставка делается на утомляемость следователя, используется большое количество однородных предметов (книги, старые журналы, обилие вещей). То, что разыскивается, нередко помещается в малоценный обыденный предмет, который специально оставляется на видном месте (сахарница, солонка, кусок хлеба, мыла, колбасы, открытая банка консервов, полено, кусок торфа и т.п.). Субъективно моделируя "недоступность", прячущее лицо устраивает тайники за картинами, зеркалами, батареями водяного отопления, унитазами, бачками с водой, в колодцах, печных переходах и т.п.

Все вышеуказанные проявления рефлексивности прячущего лица должны рефлексироваться самим следователем — при этом он осуществляет рефлексию второго порядка.

В действиях по сокрытию проявляются характерологические особенности прячущего. Так, недоверчивый и жадный человек стремится, как правило, приблизить объекты сокрытия к месту своего постоянного пребывания. Трусливый прячет в более отдаленных местах, осуществляет перестраховочные действия. Физически сильные и умные люди могут оборудовать тайники в труднодоступных местах.

При обыске следует учитывать и профессию прячущего (книги — у научного работника, деревянные предметы — у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадебный участок — у лица, постоянно работающего на нем, и т.п.).

Следует обращать особое внимание и на предметы увлечения обыскиваемого лица (музыкальный инструмент, шахматная доска, швейная машина и т.п.). Следователю нужно знать не только профессию, но и повседневные занятия обыскиваемого лица, образ его жизни, увлечения, наиболее развитые навыки, особенности поведения. Необходимо обратить внимание на все инструменты и материалы, принадлежащие обыскиваемому, определяющие диапазон его навыков и увлечений. Уже при подготовке к обыску необходимо иметь сведения о составе семьи обыскиваемого, о его взаимоотношениях с соседями, о круге его знакомых.

Особенно ценны сведения об изменении поведения обыскиваемого в последнее время, о его действиях по изменению обстановки, по перестройке надворных построек и т.п.

Общим правилом обыска является максимальная направленность сознания на объекты, внешний вид и местонахождение которых выходят за пределы нормы (нахождение банки с краской на книжной полке, зонтика — в спальне, на приусадебном участке — увядающего куста, дерева и т.п.).

В процессе обыска следователь может получить значительную информацию, наблюдая за поведением обыскиваемого лица, особенно за его непроизвольными реакциями. О приближении обыскивающего к месту сокрытия могут сигнализировать дрожание и хрипота голоса (с этой целью с обыскиваемым ведется речевой контакт), аритмия дыхания, покраснение или побледнение лица, появление пота, непроизвольные движения. Особенного внимания заслуживает само поведение обыскиваемого (поведенческая доминанта — особая фиксированность определенных действий). В качестве примера можно привести факт, когда тщательное вытирание ног о подстилку ориентировало следователя на поиск предмета в этой подстилке.

Обыскиваемое лицо может стремиться к дополнительной маскировке объекта сокрытия (заваливает место сокрытия предварительно просмотренными вещами).

Следует учитывать и отвлекающие действия обыскиваемого. С целью проверки их целенаправленности следователь может неоднократно приближаться к тем объектам, около которых возникли отвлекающие действия обыскиваемого.

Наблюдение за поведением людей, у которых производится обыск, целесообразно поручить помогающим в проведении его лицам. Уже в самом начале контакта с обыс-киваемым следователь, объявляя порядок осмотра, должен внимательно следить за его эмоциональными реакциями.

Одним из поисковых приемов является побуждение к действию самого обыскиваемого лица (вынимать и раскрывать вещи, открывать хранилища и т.п.). При этом следует учитывать, что обыскиваемый может стремиться увести следователя в сторону от объекта поиска, проявлять информативно значимые реакции.

Производство обыска — это во многом случайная, вероятностная деятельность, характер и результаты которой точно предсказать невозможно. В то же время следователь действует не методом проб и ошибок, а на основе профессионального расчета, путем определения наиболее вероятностных направлений для достижения успеха. Система его поисковых действий обусловливается обоснованными предположениями — розыскными версиями. Однако эти версии в процессе обыска постоянно модифицируются с учетом изменяющихся обстоятельств, по мере поступления новой информации (демаскирующие признаки, поведение обыскиваемого, негативные обстоятельства). Ориентирующее и доказательственное значение может иметь не только наличие, но и отсутствие определенных предметов.

Успеху обыска содействует знание способов совершения преступления, орудий преступления, предметов, имеющих отношение к преступлению, и т.п. Так, поисковые приемы по делам о хищении продуктов полеводства и о хищении драгоценностей будут существенно отличаться. Обыск по делам об убийствах будет по своей целенаправленности существенно отличаться от обыска по делу о хищении на спиртоводочном предприятии.

Проведение обыска предполагает проявление следователем разнообразных психологических качеств, свойств, профессиональных знаний, умений и навыков. Он может и должен использовать факторы, которые способствуют успеху обыска. К ним относятся: подготовка к производству обыска; целенаправленное наблюдение и правильный анализ обстановки на месте производства обыска, наблюдение за поведением обыскиваемого и т. д. Положительные или отрицательные результаты обыска очень часто зависят от надлежащей подготовки к этому следственному действию. Хорошая подготовка обыска обеспечивает своевременное начало этого действия, планомерность его проведения, уверенность в успехе, которая возникает у его участников. Плохая подготовка может привести к случайным, бессистемным

поискам, нескоординированности действий обыскивающих и, в конечном счете, к чувству неуверенности в успехе.

В.Л. Васильев пишет, что в ходе подготовки к обыску следователю рекомендуется получить ответы на следующие вопросы.

1) Что следует искать? Как выглядят разыскиваемые предметы (форма, цвет, запах и т. д.)?

2) Что представляет собой объект, подлежащий обыску: площадь объекта, рельеф объекта, его планировка, количество помещений, количество дверей и окон и их расположение, мебель и ее расположение и т. д.?

3) Кто, кроме обыскиваемого, может находиться на объекте в момент обыска?

4) Каково освещение объекта обыска: искусственное или естественное?

5) Имеется ли на объекте телефон или другие средства связи (рация, звонок, селектор и т. п.)?

6) Где могут находиться искомые предметы?

7) Кто будет производить обыск?

8) Какие технические средства и другие материалы следует взять с собой?

9) Когда наиболее удобно начать обыск?

10) Сколько времени может он продлиться?

11) Следует составить планы обыскиваемого объекта и порядка производства обыска в нем с четким распределением функций для каждого должностного лица.

12) Необходимо заранее подумать о выборе понятых.

13) Следует предусмотреть способы связи со следственным подразделением (телефон, радио, селектор).

Чем подробнее следователь ответит на указанные выше вопросы до обыска, тем меньше неожиданностей будет его подстерегать в момент производства обыска и тем больше шансов на успех при его проведении.

Успешное осуществление обыска в значительной мере зависит от проявления следователем организаторских качеств. В организационном аспекте обыск представляет сложное многоэтапное действие, требующее, как уже было сказано, подготовки и планирования, согласованных действий между всеми его участниками [18].