5.1.    Профессиональное старение

В 1962 г. на конференции Международной организации тру­да (МОТ) было сформулировано понятие «пожилой трудящий­ся», которое совершенно не совпадает с понятием «пенсионер по старости». Понятие «пожилой трудящийся» означает, что юридические рубежи наступления старости, т.е. верхние гра­ницы пенсионирования, принятые в той или иной стране, явля­ются высокими по отношению к возрасту, в котором у большин­ства рабочих возникают трудности в выполнении своих производственных обязанностей в современном автоматизи­рованном и механизированном производстве.

Ускоренное профессиональное старение есть результат интен­сификации производства, повышения требований к психофизи­ческим возможностям организма, нарастающего несоответствия функций стареющего организма требованиям профессиональной деятельности и условиям ее выполнения. Заслуживает особого внимания то, что ведущими критериями понятий «профессио­нальное старение» и «пожилой, стареющий трудящийся» яви­лись не медико-биологические показатели возрастного состоя­ния функций организма, а социально-демографические данные, полученные по материалам анализа возрастного состава профес­сиональных и производственных групп населения индустриаль­но развитых и демографически постаревших стран.

Все более существенное снижение сроков перехода в группы «стареющих работников», обусловленное коренным изменени­ем технологии трудовых процессов, темпа, ритма работ и уров­ня физического и нервно-эмоционального напряжения, подтверж­дается данными санитарной статистики и страховых компаний о здоровье, уровнях и причинах ранней инвалидизации, высо­кой смертности представителей отдельных видов труда. Имен­но поэтому рабочие, занятые физическим трудом, в гораздо мень­шей степени выступают против юридически установленного воз­раста обязательного ухода на пенсию. Усовершенствование пенсионных систем или пенсионного законодательства не озна­чает простого увеличения возраста выхода на пенсию.

Нередко задержание «пожилых трудящихся» в трудовой и профессиональной активности без изменения условий и норм производства способствует лишь ускорению процесса старения, ухудшению соматического здоровья, нарастанию заболеваемости и смертности в старших возрастных группах населения.  Бесспорно, в процессе старения человек вынужден постоянно сдавать свои позиции, уступать или передавать свои ролевые функции молодым людям. Установлено, что экономическая эффективность пожилых трудящихся в 2,6 раза ниже, чем у работников в возрасте 30 – 39 лет, когда наблюдается наивысшая эффективность труда.          

Пожилые трудящиеся поддерживают свою работоспособность, несмотря на резкое снижение функционального статуса, за счет высокой профессиональной квалификации и включения механизмов поведенческого саморегулирования деятельности. К ним относятся: стихийный отсев, перераспределение по рабочим местам и профессиям, перетекание из основных видов труда во вспомогательные. У оставшихся на производстве пожилых  людей происходит изменение характера и структуры деятельности, снижение плотности рабочего времени, уменьшение занятости на основных операциях и увеличение ее на вспомогательных, сокращения числа элементов операций, укорочение периодов непрерывной  работы, увеличение длительности последующего отдыха, дробление работы на меньшие порции.

В процесс адаптации включаются механизмы физиологической и психологической компенсации. Физиологическая компенсация представляет собой перестройку функциональной деятельности, психологическая компенсация – формирование мотивационной доминанты, направленность на успешность трудовой деятельности. У пожилых трудящихся эти механизмы компенсации оказываются сильно выраженными. На фоне высокой сознательности, дисциплинированности, развитого чувства долга  и ответственности стареющим работникам присущи такие черты, как самоуважение, забота о своей репутации, амбициозность, уверенность в себе, поддерживаемая собственным опытом и знаниями.

Возникает явное несоответствие самооценки трудоспособности и результатов трудовой отдачи. В связи с этим появляется эмоциональная неустойчивость, раздражительность, возбудимость, неспособность быстро ориентироваться в сложной производственной обстановке. Между тем производственные требования к стареющим трудящимся остаются неизменными. Это несоответствие технократически организованного производства и сниженных функциональных возможностей пожилых  вынуждает их покидать производство, нередко переходить на другие виды труда, даже с потерей заработка и квалификации.

В производствах, связанных с внедрением новых технологичес­ких процессов, компьютеризацией, расширением информатив­ного поля деятельности, практически нет места лицам предпен­сионного возраста, а их переподготовка требует больших мате­риальных и финансовых затрат. К тому же руководство не склонно задерживать таких работников, считая их слишком независимыми, неуживчивыми, упорно придерживающимися своих взглядов.


Накопленный профессиональный опыт, обяза­тельность, пунктуальность, т.е. все положительные качества этой категории трудящихся, практически не принимаются во внимание и не имеют большого значения.

Одним из показателей соответствия требований, предъявля­емых профессиональным трудом, и возможностей организма пожилых людей является благоприятная динамика их физи­ческой и умственной работоспособности.

Работоспособность – это способность органа или целого орга­низма к активной деятельности в заданном ритме.

Трудоспособность – это социально-правовая категория, от­ражающая способность человека к труду, определяемую уров­нем его физического и духовного развития, а также состояни­ем здоровья, профессиональными знаниями, умением и опытом.

Работоспособность практически здоровых пожилых людей – показатель, обобщающий возрастные изменения в организме, приобретенный опыт и тренированность в профессиональной деятельности, а также влияние условий труда, в которых эта деятельность протекает, на состояние физиологических функ­ций.

Неоднородность контингента лиц  предпенсионного возраста естественна. Можно выделить три группы пожилых людей:

1) практически здоровые, работоспособные и трудоспособ­ные без ограничений;

2) отягощенные комбинированной хронической патологией с ограниченными функциональными возможностями, работо­способностью и трудоспособностью;

3) полностью утратившие трудоспособность.

Высказывания пожилых людей об утяжелении труда есть одно из проявлений возрастного ухудшения здоровья. Оказывается, что 85 % лиц предпенсионного возраста, не собирающихся про­должать трудовую деятельность в общественном производстве, связывают свое решение именно с ухудшением здоровья. Таковы мотивы у 90 % мужчин и 83 % женщин, решивших прекратить работу по достижении пенсионного возраста.

Существенное значение для оценки степени трудоспособности пенсионеров имеет их мнение о соответствии условий труда состоянию их здоровья, о самооценке тяжести и напряженности труда. Однако не следует забывать о том, что нередко отказ от продолжения трудовой деятельности по достижении пенсионного возраста является следствием отсутствия у лиц предпенсионого возраста сответствующих знаний по рациональным формам организации труда, предназначенным для них, о медико-физиологических достоинствах таких форм и возможностях рационального трудоустройства после достижения пенсионного возраста. В значительной степени это связано с отсутствием системы профориентации в предпенсионном возрасте.       

В.В. Фролькис подчеркивает, что есть две стороны возрастной реабилитации – подольше сохранить и оптимально использовать то, что имеется, и восстановить то, что потеряно. Следовательно, стратегия трудовой реабилитации должна состоять в разработке:

· во-первых, воздействий, замедляющих темп старения, развитие возрастной патологии;

· во-вторых, – средств, повышающих уже сложившийся низкий уровень трудоспособности.

В глобальном плане проблема трудовой реабилитацию сливается с проблемой увеличения продолжительности жизни.

Различные авторы по-разному подходят к определению понятия реабилитации пожилых людей. Одни рассматривают ее как совокупность мероприятий, направленных на ускорение лечения заболевания, снижающего трудоспособность пожилого рабочего или служащего. Другие понимают реабилитацию как совокупность мероприятий, связанных с восстановлением пожилого человека до максимально возможной физической,  психической, социальной и профессиональной полноценности. Третьи считают, что реабилитация имеет своей целью не только возможное психическое и физическое восстановление, но и возрождение способности быть полезным обществу, чувствовать себя его полноправным членом. Во всех случаях реабилитация должна быть направлена на предупреждение и замедление стремительного процесса старения.      

Нужно отдать должное советской геронтологии в СССР, которая в  свое время уделяла большое внимание проблеме реабилитации  различных групп пожилых трудящихся. Особых успехов в разработке реабилитационных программ для различных профессиональных групп лиц предпенсионного возраста достигли сотрудники реабилитационного отделения, руководимого А.Л. Решетюком, в институте геронтологии и гериатрии АМН СССР в Киеве. Заслуживают уважения и разработки в этом на­правлении ленинградских геронтологов во главе с А.А. Дыскиным. Проблема реабилитации лиц предпенсионного возрас­та очень сложна и имеет комплексный характер: медицинский, профессионально-трудовой и социальный.

К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время в России нет реабилитационной службы как целостной си­стемы, практически не ведется специализированная подготов­ка реабилитационных кадров, не разработана методика преем­ственности реабилитационных мероприятий. К этому следует добавить, что не предпринимаются попытки проанализировать весь опыт советской геронтологии в этом направлении и исполь­зовать наиболее адекватные реабилитационные методики в новых трудовых условиях.