5.2.2.  Стадия судебного следствия

На этой стадии в познавательном процессе принимают участие все заинтересованные стороны процесса: судьи, прокурор, подсудимый и его адвокат. Различные исходные позиции сторон придают судебному разбирательству дела особую остроту и напряженность. На этой стадии производится непосредственное восприятие всех источников доказательств, осуществляется исследование их надежности, анализируется их относимость и значимость.

Судебное следствие — часть судебного разбирательства, в которой суд с участием подсудимого, защитника, потерпевшего и обвинителя непосредственно исследует доказательства, собранные в стадии предварительного следствия и представленные суду участниками судебного разбирательства или собранные самим судом.

Судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения (или заявлением потерпевшего, если предварительного следствия или дознания не проводилось). В ходе судебного следствия председательствующий, судьи, защитник, обвинитель допрашивают подсудимых, свидетелей, заслушивают заключение эксперта, осматривают вещественные доказательства, оглашают протоколы и иные документы. Порядок исследования отдельных видов доказательств (допроса подсудимого, свидетелей, осмотра вещественных доказательств) установлен законом. Очередность исследования различных групп доказательств определяет суд.

Для формирования внутреннего убеждения судей судебное следствие имеет решающее значение. Участники прений могут ссылаться только на материалы судебного следствия. Суд основывает приговор также только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.

В судебном следствии все участники судебного разбирательства имеют равные права по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств. Но каждая заинтересованная сторона здесь стремится выделить те стороны обстоятельств, которые соответствуют ее интересам.

Противоречивые интересы сторон могут порождать напряженные ситуации и конфликтное противоборство. Задача судьи — придавать взаимодействию сторон конструктивно-познавательный характер, предоставлять им процессуально гарантированные права и возможности, обеспечивать состязательный характер судопроизводства.

Регуляция межличностных отношений в процессе судебного рассмотрения уголовного дела требует от судьи не только правового профессионализма, но и психологической подготовленности и общей культуры общения. На все недопустимые на суде ситуации судья должен своевременно, тактично, но жестко отреагировать. При этом недопустимы грубость, высокомерие, замечания, унижающие личное достоинство. Все категорические требования судьи должны быть процессуально обоснованы. Судья обязан пресекать все проявления грубости и нетактичности в межличностных отношениях, охранять процесс от ненужных эмоциональных всплесков и вводить его в рациональное русло. При этом судья обязан избегать нравоучительных замечаний, нотации и поучений.

Когнитивная (познавательная) деятельность судьи отличается при судебном следствии многоплановостью, перегруженностью оперативной памяти, предвосхищением различных вариантов возможного развития судебного следствия, оперативным анализом поступающей информации и правовой концептуализацией. Все личностные источники информации подвергаются критическому анализу с учетом индивидуально-типологических особенностей соответствующих лиц. Сложные, запутанные ситуации подвергаются схематизации (иногда графическому отображению). Обращается внимание на стратегию и тактику поведения сторон, их установочные позиции, добросовестность в освещении фактов. Тенденциозные, заранее подготовленные тактические приемы сторон могут быть нейтрализованы следственными действиями, впервые проводящимися в судебном следствии.

Судебное заседание на стадии судебного следствия должно, конечно, соответствовать всем процессуальным и судебно-ритуальным требованиям. Однако следует помнить, что чрезмерно строгая обстановка суда может вызывать излишнюю психическую напряженность отдельных его участников, заторможенность их

психической деятельности, снизить интеллектуальные и мнемические возможности. Первоначальное обращение к ним должно отличаться некоторым релаксационным (успокоительным) эффектом — предупредительностью, уважительностью и, во всяком случае, — подчеркнутой нейтральностью. Необходимо всемерно снимать так называемую социальную ингибицию — угнетающее, подавляющее воздействие социальной общности на поведение отдельного индивида. Не допускать реплик и выкриков из зала суда. Задаваемые вопросы не должны быть бестактными и назойливыми. В целях ситуативной адаптации лиц, дающих показания, первоначальные вопросы должны быть максимально простыми, доходчивыми, но не допускающими односложных ответов (да — нет). Эти вопросы должны активизировать речевую активность проходящих по делу лиц. Здесь недопустимы невнимательность, длительные переговоры между судьями, неуважительные реплики, проявления нетерпеливости. Вопросы судьи не должны нести на себе налет иронии, насмешливости. Вызвав легкомысленную реакцию присутствующих, они могут сбить с толку лицо, дающее показание, снизить общий деловой настрой судебного заседания. Следует иметь в виду, что любая массовая реакция может иметь характер психического заражения.


Все вопросы к допрашиваемым лицам должны строго контролироваться судом. Отклонению подлежат не только наводящие, но и провоцирующие, запутывающие, демагогические вопросы.

В судебном следствии иногда задается обилие праздных, психологически не продуманных вопросов (на которые спрашивающий легко получает неблагоприятные для себя ответы). Часто акцентируются несущественные расхождения между показаниями в суде и на предварительном следствии. Нередко стороны задают вопросы, усиливающие позицию другой стороны. Только очень опытные адвокаты и обвинители уходят от вопросов, невыгодных для отстаивания их позиции, когда шансы благоприятного ответа незначительны.

Особо следует остановиться на судебном рассмотрении дел с участием потерпевших. Обвиняемый и потерпевший в судебном процессе образуют единую систему. Без выявления характерологических особенностей потерпевшего невозможно раскрыть существа дела. Поведение потерпевшего может быть неосмотрительным, рискованным, легкомысленным, провокационным. Виктимологические особенности потерпевшего существенны для выяснения степени ответственности обвиняемого. Поведение потерпевшего может быть признано правомерным и неправомерным,

моральным и аморальным. Суд выявляет юридически значимые признаки поведения потерпевшего. К этим признакам относятся:

· признаки, характеризующие личность потерпевшего;

· тяжесть телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего;

· беспомощное, опасное для жизни и болезненное состояние потерпевшего;

· социальные признаки личности потерпевшего (материальное положение, социальный статус и др.);

· правомерность — неправомерность поведения потерпевшего, "согласие потерпевшего";

· взаимоотношения потерпевшего с обвиняемым (отношения родства, служебная, материальная и иная зависимость).

Виктимологическое (провоцирующее) поведение потерпевшего общественно опасно. Степень способствования потерпевшего действиям обвиняемого учитывается судом и, следовательно, должна быть и в поле внимания защитника.

Поведение потерпевшего влияет, как известно, на квалификацию преступления, совершенного подсудимым. Так квалификация убийства из хулиганских побуждений будет отвергнута, если убийство совершено в ссоре, драке, на почве личных неприязненных отношений.

Преступление часто провоцируется недостойным поведением отдельных лиц в нетрезвом состоянии. Провоцирующее поведение потерпевших суды считают основанием для смягчения наказания. Юридическая ответственность связана с моральной ответственностью. Игнорирование данных о потерпевшем приводит к судебным ошибкам. Однако нельзя усматривать во всех качествах потерпевшего то, что может смягчить наказание подсудимому. Защитник потерпевшего должен быть на страже всех его законных интересов. Недопустимо вмешательство в личную жизнь потерпевшего, не оправданное интересами правосудия.

В судебном следствии существенное значение имеет диагностика ложных показаний: от этого зависит реализация основного принципа судопроизводства — его объективности.

Различаются две разновидности лжи — пассивная и активная. Пассивная ложь — сокрытие информации, умолчание (полное или частичное), активная ложь — сообщение заведомо ложных сведений. Ложь — это искажение фактов путем их произвольной реконструкции во времени и пространстве, измышления несуществующих фактов,

исключения отдельных элементов события, дополнения его вымышленными обстоятельствами. Реконструкция прошедших событий может быть неадекватной, искаженной в силу дефектов памяти (добросовестное заблуждение). Но показания отдельных участников судопроизводства могут быть и заведомо, т.е. умышленно, ложными.

Добросовестные заблуждения, ошибки могут быть вызваны особыми условиями восприятия событий, возрастными и индивидуальными особенностями индивида, его психическими и физическими состояниями. Заведомо ложные показания, лжесвидетельства даются с целью введения суда в заблуждение, с целью извлечения выгоды, избежания судебных санкций, под влиянием угроз и обещаний.

Преодолению лжесвидетельства содействует его судебная наказуемость и вооруженность судьи приемами его разоблачения. Лжесвидетельство преодолевается его предупреждением, своевременным распознанием (диагностикой), разоблачительными действиями и изменением позиции лжесвидетеля, формированием у него установки на дачу правдивых показаний.

Судебное следствие допускает использование приемов правомерного психического воздействия (воздействия, не ограничивающего свободу волеизъявления) на лиц, оказывающих умышленное противодействие достижению истины. Это может быть и внезапная постановка эмоционально воздействующих вопросов, и предъявление новых, неожиданных доказательств, заключений экспертизы, организация перекрестного допроса, очной ставки и т.п. Оказывается также и мнемическая помощь допрашиваемым: напоминание об отправных событиях, их последовательности, опора на эмоционально окрашенные обстоятельства, привязка к жизненно важным для данного индивида событиям, учет явления реминисценции, проактивного и ретроактивного торможения, побуждение к воспроизведению нужного материала путем установления ассоциативных связей.

Суд вправе проводить все следственные действия, предусмотренные законом. Однако проведение таких следственных действий, как проверка показаний на месте, следственный эксперимент, ограничено условиями судебного заседания.