11.2  Понуждение к надлежащему исполнению обязательств

Помимо традиционных мер имущественной ответственности в Гражданском кодексе РФ предусмотрены иные меры, понуждающие к надлежащему исполнению обязательств (устранение недостатков в товаре или работе, замена некачественного товара и др.), а также так называемые «меры оперативного воздействия» – право потерпевшей стороны на односторонние действия, порождающие правовые последствия.

Такие меры понуждения к реальному исполнению обязательств нельзя считать ответственностью, поскольку обязанность реального исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства, а ответственность должна выражаться в каком-то дополнительном бремени. Однако применение этих мер связано также с нарушением обязательств.

Долгое время в нашем законодательстве использовался «принцип реального исполнения обязательств», когда уплата неустойки и возмещение убытков не освобождали должника от исполнения обязательства в натуре. Однако судебно-арбитражная практика свидетельствовала о неэффективности принимаемых решений.

Сейчас в законодательстве сохранены лишь некоторые элементы принципа реального исполнения, закрепленные в ст. 396 ГК РФ:

1) если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны ненадлежащим исполнением обязательства, должник не освобождается от исполнения обязательств в натуре. Например, обязательство исполнено в неполном объеме либо полностью, но ненадлежащим образом;

2) если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны неисполнением обязательства, должник освобождается от исполнения обязательства в натуре. В данном случае обязательство прекращается. Например, к сроку, когда обязательство должно быть исполнено, должник не приступил к исполнению.

Таким образом, в Гражданском кодексе РФ по-разному регулируются две ситуации. Но здесь принципиальное значение имеет также то, какой способ защиты выберет кредитор.

Если это иск о принуждении к исполнению обязательства в натуре, то кредитор (истец) сохранит право требовать от должника уплаты неустойки за последующие периоды. Если же это иск о возмещении убытков – кредитор (истец) лишается возможности предъявлять впоследствии должнику какие-либо требования. Таким образом, должник как бы «откупается» от кредитора путем возмещения ему убытков.

Есть целый ряд типичных судебных дел, связанных с повторным предъявлением требования. Например, у акционерного общества существовало договорное обязательство перед предпринимателем по передаче последнему сахара.



Нарушение этого обязательства стало основанием для предъявления предпринимателем иска о возмещении убытков. После удовлетворения этого иска судом договорное обязательство по поставке сахара прекратилось в силу норм п. 2 ст. 396 ГК РФ. Должник освободился от исполнения обязательства в натуре.

Поскольку ответчик не выполнил решение суда, предприниматель заявил повторный иск, но уже по другому основанию – взыскание убытков в связи с неисполнением первого решения. При этом истец заявил о сохранившемся интересе в получении сахара от ответчика, так как цены на сахар выросли и на полученные от ответчика деньги предприниматель не сможет закупить необходимое количество сахара. Однако в этом случае передача сахара будет означать изменение способа исполнения судебного решения, но никак не новое требование кредитора.

Следует иметь в виду, что принцип реального исполнения сформулирован в ст. 396 ГК РФ в виде диспозитивной нормы. Во многих договорах включается условие о том, что «уплата штрафных санкций и возмещение убытков не освобождает сторону, нарушившую свои обязательства, от надлежащего их исполнения». Нужно отметить, что такие формулировки в договорах соответствуют требованиям закона, хотя и налагают на должников дополнительное бремя.

Беспрецедентной мерой оперативного воздействия являются нормы ГК РФ о «встречном исполнении обязательств». Согласно ст. 328 ГК РФ встречным является такое исполнение обязательства, которое должно производиться одной стороной только после того, как другая сторона исполнила свое обязательство. Следует обратить внимание, что такая обусловленность обязательно должна быть предусмотрена непосредственно в договоре.

Так, по одному из дел суд не признал обязанность стороны поставить молочную продукцию встречной по отношению к обязанности контрагента ее оплатить, указав при этом, что применение ст. 328 ГК РФ к случаю неоплаты товара возможно только при условии, если бы договор предусматривал, что «отгрузка молочной продукции производится после ее предварительной оплаты».

В другом случае суд отказался признать встречными обязательства сторон по договору мены (три вагона стройматериалов в обмен на партию компьютеров) по причине того, что каждая из сторон должна была выполнить свои обязательства в один и тот же срок. Статья 328 ГК РФ не применяется, если сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают (пункт 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. № 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены»).