1.4.1.     Специфика социального развития России на рубеже веков

В 90-х годах XX века в России произошли значительные политиче­ские, экономические и социальные перемены. Пришли в упа­док прежние системы социального обеспечения, образования, здра­воохранения и культуры, трансформировались все прежние формы жизнеустройства, распалась свойственная уходящему обществу система ценностей. В морально-психологическом плане содержа­нием подобных процессов являются атмосфера нетерпимости и конфронтации, неуважение к закону, рост преступности и наси­лия. Со­стояние аномии (безнормативности, кризиса морально-этиче­ских норм, крушения прежних ценностей) еще не проявлялось столь остро. Социальное разви­тие принимает деформированные формы, вытесняя если не боль­шинство, то значительную часть населения из активной эконо­мической жизни, превращая миллионы людей в бедняков, мар­гиналов.

Сложность социальных проблем общества предопределяет множественность социальных тех­нологий и методик, которые призваны разрешать эти проблемы. Механизмом, при посредстве которого должны осуществляться изменения в обществе, является социальная политика государства, обусловливающая реализацию объективных возмож­ностей экономического, политического и духовного потенциала общества.

Опыт социальной политики, проводившейся при Советской власти, а также итог первых лет радикальных экономических ре­форм заставляют в настоящее время разрабатывать концепции со­циальной политики, решительно отвергающей «валовой» подход, оказание всеобщей, безадресной помощи. Причина этого – не только экономические трудности государства, неспособного обеспечивать «сплошную» социальную поддержку, но и изменение подхода к человеку в обществе, возрастание роли индивидуальной ответствен­ности, инициативы.

Приоритетными объектами социальной под­держки считаются малообеспеченные и социально уязвимые слои населения, которые столкнулись с реальной угрозой экономической и социальной деградации (инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи, безработные, беженцы и т.д.). Социальные программы более конкретно ориентируются теперь на развитие самопомощи и само­обеспеченности, конкретный учет специфики интересов и потреб­ностей этих групп населения, личностный характер помощи. Такой подход получает правовое обеспечение в Российской Федерации и ее субъектах в виде федеральных законов, указов Президента Рос­сийской Федерации и других нормативных актов.

Ведущей формой социально-политического, организа­ционно-управленческого реагирования на сложившуюся кризис­ную ситуацию, инструментом осуществления социальной полити­ки является профессиональная социальная работа. Содержанием ее становится оказание помощи людям, попавшим в сложную жиз­ненную ситуацию, посредством определения их проблем, инфор­мационной, консультативной деятельности, прямой натуральной, финансовой, социально-бытовой помощи, педагогической и пси­хологической поддержки, стимулирующей собственные силы ну­ждающихся, ориентирующей их на активное участие в разреше­нии собственных проблемных ситуаций.

Объектом социальной работы являются не толь­ко отдельные лица, но и группы: семьи, трудовые и соседские коллективы, молодежные и профессиональные группы, объединения лиц, испытывающих сходные трудно­сти. Поэтому действие социального работника, каж­дая применяемая им технология или методика должны сочетать индивидуальные и групповые методы.

Пирамида причинно-следственных связей и опосредовании может включать в себя все уровни: от индивида до общечеловеческого или планетарного масштаба. Учитывая это, социальный работник при анали­зе положения клиента, выборе конкретных технологий помощи должен рассматривать, в первую очередь, проблемы и причины оперативного характера, на которые он в состоянии воздейство­вать и которые способны стабилизировать или улучшить социаль­ную ситуацию клиента.

Многое в социальной работе зависит от типа общества и ха­рактера осуществления власти. Она свойственна демократичному обществу и социально­му государству.


Политическая декларация или юридическая фиксация демократических норм не всегда совпадает с их реализацией. Чувствительность власти к потребностям населения непосредственно влияет на социальную активность людей. Неудачные структуры власти, когда-то соответствующие потребностям времени, а потом устаревшие, могут сделать неэффективной социальную политику. Кроме того, личностный фактор во власти и управ­лении значительно влияет на содержание и формы деятельно­сти соответствующих органов и учреждений, на восприятие этой деятельности со стороны населения.

Важную роль в современной действительности играют соци­ально-экологические проблемы, их значимость опре­деляется негативными последствиями неконтроли­руемого развития техногенных процессов. Остановить техногенное воздействие человека на природу невозможно. Социально-эко­логическое содержание в той или иной мере присуще всем социальным технологиям и методикам, его вы­раженность зависит не только от конкретных условий их осу­ществления, но и от уровня развития общечеловеческой и экологической культуры людей.

Для развертывания социальной политики существенное значение имеет состояние экономки страны, причем значение это многопланово:

· во-первых, количество финансо­вых средств, которые общество и государство способны выде­лить для решения тех или иных социальных проблем, зави­сит не в последнюю очередь от состояния экономики;

· во-вторых, немалое количество проблем в обществе имеет при­роду, пограничную между экономическими и социальными проблемами;

· в-третьих, разрешение целого ряда экономиче­ских проблем в обществе невозможно без разрешения соци­альных проблем.

Трудность проведения реформ в России не в последнюю очередь объясняется тем, что большинство насе­ления утратило в ходе этих реформ свой социальный и иму­щественный статус. Вместе с тем без роста образованности, физического и социального здоровья, социальной компетентности и политической гра­мотности населения невозможно развивать новые, высоко­технологичные виды деятельности, реализовывать многообе­щающие социальные технологии.

В обществе возросло значение проблем социальной стра­тификации. Социальная дифференциа­ция, наделяющая одни группы общества богатством, властью и оттесняющая другую часть населения от этих важнейших источников социальных ресурсов не только на грань бедности, но иногда и за грань физиологического выживания, не может служить залогом социальной стабильности. Социальные различия мо­гут существовать только на основе общественного согласия, когда они признаются приемлемым большинством населения. Резкое упрощение социальной структуры, в которой малень­кому слою (6 – 10 % населения) сверхбогатых противостоит остальная масса малоимущих, неимущих и бедных, при­дает уязвимость социальной системе.

Специфическими являются поведенческие проблемы. При анализе ситуации социальный работник должен иметь в виду, что девиантное поведение может быть либо проявлени­ем асоциальности или антисоциальности, либо вариантом поискового, эвристического поведения, которое в недалеком бу­дущем может стать нормой для большинства.

Мнение о том, что информация – это власть, причем одна из самых эффективных, стало формироваться в начале XX в., с появлением технических средств массовой информации. Отметим, что в социальной сфере ин­формационные процессы также имеют большое значение. Доступ к информации и информационным технологи­ям – это тот рубеж, не преодолев который, нельзя надеяться на включе­ние в современные, прогрессивные, инновационные процессы, на достижение высокого статуса в обществе будущего.

Проблемы символизации и моделирования мира относятся к области социокультурного развития и, на первый взгляд, пря­мо не затрагивают сферу социальной работы. Однако в дейст­вительности это область осмысления мира, его ценностного анализа и освоения, которая заключается в создании идеальных конструкций, активно влияющих на реальные процессы. Заметим, что эта сфера деятельности характеризует разумную, интеллектуаль­но-психическую сторону деятельности человека.