1.5.    Этапы становления социальной геронтологии

Одним из первых исследователей социально-психологичес­ких аспектов старости считается американский ученый Дж. Холл, а его монография «Старение, последняя половина жизни», вышедшая в свет в 1922 г., явилась прологом к созда­нию новой науки, которая впоследствии получила название со­циальной геронтологии. Она начала очень быстро развиваться после второй мировой войны, когда на первый план в геронто­логии были выдвинуты проблемы положения старых людей в современном обществе, а затем и теоретические вопросы, соста­вившие предмет социальной геронтологии.

В истории становления социальной геронтологии можно вы­делить два этапа:

1) исследования социально-геронтологических проблем оди­ночками-энтузиастами;

2) институализации научных изысканий и практических мероприятий, сопровождающихся осознанием положения ста­рых людей как особой социальной проблемы.

Процесс социального «прозрения», в свою очередь, можно разделить на несколько этапов в зависимости от «меры участия» общества, в соответствии с экономическими и нравственными соображениями, в судьбе старых людей:

1) решение экономических проблем физического выживания старых людей;

2) разработка программ медицинской помощи престарелым и создание специальных институтов социальной защиты;

3) гуманистическое переосмысление проблемы старости и старения, с тем чтобы общество приобрело способность видеть в своих старых членах индивидов, потребности которых достойны социального внимания.

Родиной социальной геронтологии следует считать США.  И это не случайно: США первыми столкнулись с экономическими проблемами старых людей. Специфичность социальной ис­тории этой страны состоит в том, что она пережила тяжелый и неожиданный «шок постарения» в результате изменившихся в начале XX века иммиграционных законов и квот лишивших американское общество возможности непрерывного «омоложе­ния». Потрясения, вызванные «Великой депрессией», и мас­совое движение старых граждан в 1930-е годы впервые показали, что их социально-психологические трудности представляют собой острую социальную проблему. В 1928 г. была организо­вана Американская ассоциация защиты старости, а уже в се­редине 60-х годов в Мичиганском университете была разрабо­тана программа новой учебной дисциплины – социальной геронтологии. В настоящее время США считаются центром тео­ретической социальной геронтологии.

Нужно особо подчеркнуть тот факт, что с самого начала ини­циатива выделения социальной геронтологии в самостоятель­ную общественную дисциплину принадлежала социологам, социальным психологам, демографам и экономистам. Их вни­мание было полностью сосредоточено на социальных аспектах демографического постарения наций, причем подготовка кад­ров для социальной работы со старыми людьми считалась од­ной из первоочередных задач социальной геронтологии.

Начало социального подхода к изучению геронтологических проблем в России положил И.И. Мечников, обосновавший тео­рию ортобиоза – разумного по отношению к здоровью поведе­ния людей. Тем самым он показал зависимость старения чело­веческого организма от индивидуального образа жизни. Советский период изучения социальных проблем старости свя­зан с именем А. А. Богомольца, поставившего старение в зависи­мость от организации труда человека. В работах З.Г. Френкеля получили развитие социально-гигиенические аспекты старения.

К сожалению, непризнание в целом роли и значения социологии и социальной психологии, существовавшее в государственной по­литике СССР, явилось причиной того, что как самостоятельная наука социальная геронтология так и не заняла своего места сре­ди других общественных дисциплин.


Инициатива выделить со­циальный аспект проблем старых людей принадлежала советс­ким демографам, гигиенистам и ученым-медикам. В структуре института геронтологии и гериатрии АМН СССР в Киеве была организована лаборатория демографии и социологии. В 60 – 70-е годы проводились интенсивные исследованиям социально-геронтологического направления. Появилось много работ, посвященных изучению эволюции возрастной структуры населения, связанной с его старением, факторов и динамики этого процесса по всей стране и в отдельных регионах.

Проводились исследования социально-демографического состава населения старших возрастов, продолжительности жизни различных половозрастных и социально-профессиональных групп в Ленинграде, Москве, Тбилиси, Минске и других геронтологических центрах СССР. Однако следует обратить внимание на то, что эти работы проводили в основном энтузиасты, которые исследовали отдельные вопросы:

ü гигиены и физиологии труда в предпенсионном и пенсионном возрасте;

ü гигиены быта, жилища, питания старых людей;

ü общефилософские аспекты старения и старости.

Достижения советских ученых получили высокую оценку специалистов в области социальной геронтологии во всем мире и позволили им принять участие в исследованиях социальных проблем старости, проводимых ВОЗ. В то же время недостаточная активность официальных учреждений, государственных и общественных структур в разрешении социальных проблем населения старческого возраста не могла не вызвать разочарования у ученых, врачей и других исследователей, занимавшихся социальными проблемами пожилых и старых людей. Следует также отметить отсутствие внимания со стороны чиновников к результатам исследований. По данным Н.Н. Сачук, с 1960 по 1980 г. количество публикаций, посвященных социальным проблемам старости, снизилось с 36 до 29,3 %. В 1990 г. Н.Н. Сачук с горечью писала, что, к сожалению, медико-социологические, а тем более эпидемиологические исследования в области социальной геронтологии в нашей стране не ведутся.

Вопрос выделения социальной геронтологии в самостоятельную науку, по мнению В.Д. Шапиро, был актуальным уже в 1980-е годы. Он подчеркивал, что социология является ведущей научной дисциплиной в геронтологии, взаимодействующей практически со всеми ее отраслями. Согласно В.Д. Шапиро,  основным показателем наступления старости должно быть изменение социально-демографических параметров – статуса, содержания работы, отношения к работе как к источ­нику дохода и материального благополучия – и выполняемых социальных ролей. Тем не менее, социальная геронтология в СССР как самостоя­тельная академическая дисциплина не получила развития: не были подготовлены специальные кадры; большинство проблем, связанных с практической социальной работой со старыми людьми, остались неразрешенными.

Распад советской системы, экономические реформы в России в очень короткий промежуток времени превратили людей по­жилого и старческого возраста в нищих, маргинальных членов общества. В 90-х годах Россия столкнулась именно с теми эко­номическими и социальными проблемами престарелых граж­дан, которые были актуальны для стран Западной Европы и США в первой половине XX столетия.

Социальная геронтология на современном этапе своего ста­новления в России нуждается, прежде всего, в солидной теоре­тической систематизации, которая позволила бы осмыслить феномен старения во всех его аспектах. Первоочередной зада­чей является подготовка специалистов – социальных геронто­логов, которые должны хорошо знать и понимать процессы ста­рения, оценивать и предлагать реальные меры для повышения социальной защищенности старых людей.