10.4.3         Деформация принципов бухгалтерского учета (1929 – 1953 гг.)

Уже в начале 1929 г. стали появляться зловещие намеки на то, что люди, возглавлявшие учет, проповедуют что-то не то. Так, Д.И. Савошинский писал, что результатные счета, якобы, присущи только капиталистическому предприятию; социалистическое хозяйство в своей номенклатуре счетов не будет иметь ни счетов результатов, ни счетов капиталов. Далее Д.И. Савошинский выступил с новым почином, обличать признанные работы. Уличались в капиталистической направленности труды Е.Е. Сиверса, А.Н. Блатова, А.Н. Кипарисова.

Но основным вредителем признавали А.М. Галагана. Над ним был организован специальный показательный общественный суд. В результате А.М. Галагану была запрещена педагогическая работа, и в 1938 г., не дожив до шестидесяти лет, он умер; А.П. Рудановский умер внезапно в 1934 г.

Так было в Москве. Не лучше обстояло дело и в других крупных городах.

В 1930 г. в Ленинграде вышла книга под редакцией трех авторов: Н.А. Блатова, И.Н.Богословского и Н.С. Помазкова «Счетно-бухгалтерские курсы на дому». Вскоре появилась рецензия, разоблачающая буржуазную идеологию авторов. Такое положение среди ученых не могло не отразиться на теории и практике учета. Они начинают стремительно деградировать. Все лучшее, что веками накапливала человеческая мысль, уничтожалось. Взрывали храмы, жгли книги, травили ученых. Беда не миновала бухгалтерию. Среди бухгалтеров появлялись карьеристы (Н. Н. Ласкин, М. Б. Гегечкори, Е. И. Глейх, П. Б. Клейман и др.), которые, пробивая себе дорогу и ошельмовывая

лучших, сочиняя политические доносы. Главный вывод подобных утверждений состоял в том, что к 1930-м годам в учет вошло утверждение о принципиальных различиях между социалистическим и капиталистическим учетом.

Конечно, различия в системах учета были. В настоящее время проводятся различия между учетом в административно-командной системе и в условиях рыночной экономики. Надо отметить, что эти различия, вытекающие из разнообразия форм собственности, огромны. Монопольная государственная собственность на средства производства резко упрощает технику учета и приводит к тому, что эффективность хозяйственной деятельности определяется выполнением плана, а не величиной полученной прибыли. Таким образом, так или иначе, но главный вывод обвинителей подтверждается.

Исходя из требований XVI партийной конференции об установлении единства бухгалтерского оперативного и статистического учета был веден единый социалистический учет. В 1930 г. 23 января ЦИК и СНК СССР приняли постановление о передаче Центрального статистического управления СССР Госплану СССР, а 17 декабря 1931г. было организовано Центральное управление народнохозяйственного учета (ЦУНХУ) Союза ССР при Государственной плановой комиссии Союза ССР.

Построение единого учета и возможность использования бухгалтерского баланса для отражения структуры всего народного хозяйства выдвинули проблему о соотношении различных видов учета. Эта проблема усугублялась тем, что, помимо бухгалтерского и статистического, в 1930-е годы получил самое широкое, почти повсеместное распространение новый вид учета – оперативный. Его зарождение должно быть отнесено к первым годам Советской власти и связано с работами М.П. Рудакова, Р.С. Майзельса, Д.И. Савошинского, А.В. Вейсброда и В.В. Цубербиллера.

С 1932 г.


самостоятельность бухгалтерского учета была восстановлена. Подлинное дело никогда не удается уничтожить до конца, но его можно подвергнуть фальсификации. Для такой фальсификации стал использоваться бухгалтерский учет. Дело в том, что с начала 1930-х годов в стране был начисто уничтожен хозяйственный расчет, ибо вместо хозрасчета реального, когда закрываются убыточные предприятия, ввели хозрасчет мнимый. Это была иллюзия хозрасчета, так как никто не нес никакой ответственности, и никто ничего не закрывал, можно было иметь убытки и получать премии.

Вся хозрасчетная работа сводилась к сочинению бухгалтерами с каждым днем все умножающихся сводок. Им приходилось выводить прибыль даже там, где ее не было, и считать фиктивные результаты внутри предприятий. Эта тенденция сохранилась до сих пор, доведенная до крайности такими показателями, как «хозрасчетная себестоимость».

Ни реальный контроль, ни действенные проверки не проводились. Вместо этого ради «усиления контроля» и якобы углубления и укрепления хозяйственного расчета с середины 1930-х годов начали насаждать децентрализованные бухгалтерии. Главным бухгалтерам это позволяло ограничить свою работу сводом отчетности, а рядовым бухгалтерам было легче работать вдали от непосредственных начальников и коллег. Вместе с тем, введение децентрализации, укрепление хозрасчета сопровождалось демагогией об усилении управленческих функции бухгалтерского учета.

Гораздо более оригинальным способом ведением учета был переход к ежедневному балансу. Такое решение открывало возможность получать ежедневную информацию о состоянии предприятия, о результатах его хозяйственной деятельности, вместе с тем ежедневный баланс был не столько отчетным документом, сколько формой текущей регистрации фактов хозяйственной жизни предприятия. В ряде случаев эта регистрация выступала в форме шахматной оборотной ведомости, что позволяло анализировать внутрихозяйственные потоки с помощью таблицы, вскрывающей текущую корреспонденцию синтетических счетов. Хотя составление ежедневного баланса было трудоемким делом, тем не менее оно получило распространение.

Забвение принципов классической бухгалтерии сопровождалось ростом внимания к технике регистрации фактов хозяйственной жизни. Согласно взглядам А.П. Рудановского

регистрация – первый исходный метод балансоведения. В 1930-е годы именно этот метод получил наибольшее развитие как в форме регистрации фактов хозяйственной жизни на карточках, так и путем применения вычислительной техники.

Механизация учета и распространение счетоводства на свободных листах несколько уменьшили роль карточки, но не упразднили ее полностью. Более того, как бы широко ни были распространены карточные формы счетоводства, они долго не могли вытеснить из учета книги и никогда не смогли вытеснить свободные листы.

До 1930-х годов были распространены три книжные формы: немецкая, французская, американская, а с 1930-х годов начинает складываться контрольно-шахматная форма счетоводства. С 1946 г. она, под названием мемориально-ордерной, становится обязательной.

С начала 1930-х годов в стране создается счетное машиностроение, что позволило начать в достаточно широких масштабах применение счетно-вычислительной техники в учете. Процесс механизации учета потребовал и теоретических разработок. Первым в этом направлении был труд Н.Р. Вейцмана (1926 г.). В 1930-е годы фундаментальные исследования в этой области выполнил И.Н. Янжул.