3.3.    Социальные аспекты одиночества

Исследования показывают, что живущих одиноко пожилых и старых людей сравнительно немного: меньше чем один  на шестерых. Среди них женщин в три раза больше, чем мужчин. Такая ситуация характерна почти для всех стран и объясняется ранней смертностью мужчин. По имеющимся данным, из общего числа живущих одиноко старых людей нахо­дятся в полной изоляции от общества (никто их не навещает и они никого не навещают) приблизительно 8 %. Не во всех слу­чаях причиной этого является полное отсутствие родственни­ков или близких людей, некоторые сами не поддерживают ни­каких контактов с имеющимися у них родственниками.

К. Колло специально исследовала проблему одиночества у  старых людей Франции. Она провела опрос 8000 человек из различных местностей, проживающих:

· одиноко;   

· вместе с родными;          

· в домах для престарелых.          

Оказалось, что 78 % опрошенных имели детей и почти столько же жили поблизости от них, но только 2/3 виделись со своими  детьми, по крайней мере, один раз в неделю. Общение с другими родственниками носило еще более редкий характер. Почти 80 % старых людей имели родственников различной степени родства,  которые жили по соседству, но лишь 1/3 обследованных виделись с ними хотя бы раз в неделю. Далее, 2/3 опрошенных старых людей не состояли ни в каких клубах или обществах для пожилых и никогда их не посещали, вообще общение с друзьями было довольно редким, причем мужчины проявляли в этом отношении большую активность, чем женщины.

Показатель изолированности сильно разнился в зависимости от места проживания. Пол­ную изолированность отмечали старые жители Парижа (14,4 % от общего числа опрошенных) и жители больших городов (13,6 %). Самый низкий показатель уровня изолированности был характерен для людей, живущих в сельской местности. Инте­ресно, что в качестве одной из причин поступления в дом для престарелых старые французы указывали возможность общения со своими сверстниками.

Совершенно другие данные дает К. Виктор. Среди обследован­ных ею старых англичан 95 % мужчин и 75 % женщин ответи­ли, что никогда не чувствуют себя одинокими, и лишь 5 % ощу­щали свое одиночество всегда или большую часть времени.

Л. Торнстон, руководитель академической программы по со­циальной геронтологии в Швеции, считает неверным популяр­ный тезис о том, что индустриализация и рост больших горо­дов «повинны» в социальной изоляции и одиночестве пожилых и старых людей. Преобладающее большинство обследованных старых шведов утверждали, что в достаточной степени интегрированы в обществе и сохраняют хорошие отношения со сво­ими детьми и внуками, хотя и живут отдельно.

Исследования показали, что никогда не испытывают чувства одиночества 70 – 80 % старых англичан, датчан, американцев; 50 % старых поляков и всего лишь 30 % сербов, хотя, как извест­но, поляки и сербы чаще проживают совместно с детьми, однако это не избавляет их от чувства одиночества и покинутости.

Социологические исследования, проведенные в России в пос­ледние годы, показали, что жалобы на одиночество у старых людей занимают первое место. У лиц старше 70 лет этот пока­затель достигал 99 – 100 %.


Интересно, что одним из стимулов к труду у 70-летних было общение с людьми.

По данным А.Г. Симакова, в общей численности старых лю­дей доля одиноких невелика – 6,2 %, что позволяет ему сделать вывод о том, что им можно оказать достаточно эффективную социальную помощь. Интересно его наблюдение, что среди оди­ноких стариков тяжело больных сравнительно немного – всего лишь 8,6 %. По существу, его данные подтвердили закономер­ность, ранее обнаруженную Н.Н. Сачук и С.А. Негановой: у оди­ноких мужчин и женщин состояние здоровья лучше, чем у про­живающих в семье. В свою очередь, по физическим показателям старые одинокие мужчины превосходят одиноких женщин это­го же возраста. По мнению геронтологов, старые одинокие муж­чины с пониженными способностями к самообслуживанию и к самостоятельному ведению домашнего хозяйства либо перехо­дят жить в семьи своих детей, либо женятся. Для одиноких ста­рых женщин вероятность повторно выйти замуж очень мала.

Однако, несмотря на лучшие показатели здоровья, одинокие старые люди в большей степени нуждаются в медицинской и социальной помощи. Будучи лишены опеки и повседневной помощи со стороны семьи, даже практически здоровые, не го­воря уже о тяжело больных, в случае острого заболевания или резкого ухудшения физического состояния лишаются возмож­ности удовлетворить свои повседневные потребности.

Среди обследованных одиноких стариков только 24,2 % от­мечали наличие постоянных контактов, обычно это было обще­ние с соседями или социальными работниками, которые их об­служивали.

Происшедшие изменения в России оказали влияние и на при­сущий русскому обществу характер взаимоотношений между соседями; практически произошел распад связей в территори­альном сообществе на уровне района, улицы, дома, квартиры. Социальные контакты потеряли свою былую теплоту, взаимовыручку, сопереживание и сочувствие, они становятся все более рациональными и прагматичными.

Среди одиноких старых людей у 85,4 % есть родственники, причем у 40,5 % имеются близкие родственники, а у 18,5 % есть дальние родственники. Тесные контакты с родственниками поддерживают лишь 46 % старых людей, у 39 % контакты с близкими исчерпываются редкими телефонными разговорами. 

Одной из причин одиночества и изоляции старых людей является вынужденное затворничество из-за физической немощи. Почти треть одиноких старых людей испытывают затруднения при решении самых обычных гигиенических и бытовых вопросов, для многих из них проблему составляют обыкновенное купание, бытовое самообслуживание. Именно эта категория старых людей является  основным объектом социальной работы. Однако помощи, которая им оказывается, явно недостаточно.

К сожалению, приходится соглашаться с авторами, высказывающими мнение, что в настоящее время в России практически отсутствуют научные подходы к изучению сущности, источников и типов одиночества старых людей. Не случайно, существующие в стране методы и формы помощи одиноким старым людям безнадежно отстали. Ho в России одиночество рассматривается лишь как состояние человека, потерявшего по каким-либо причинам родственные связи. На решение проблем этой категории старых людей и направлена вся система социальной помощи: решаются только материальные проблемы и то лишь в критические периоды.