3.4.    Семейные отношения пожилых и старых людей

Подавляющее большинство людей пожилого и старческого возраста имеют детей. До сих пор практически не проводили исследования по установлению связей между возрастом и  количеством детей, хотя имеются данные, что доля бездетных людей  пожилого и старческого возраста не меняется по возрастным группам. Общеизвестно, что вся совокупность пожилых и старых людей неоднородна по своим характеристикам. Геронтологи делят их на «молодых» и «глубоких» стариков. Во Франции оперируют понятиями третьего и четвертого возраста.  Границей перехода из третьего возраста в четвертый является преодоление рубежа от 75 до 80 лет. Для исследовательских целей людей пожилого и старческого возраста делят на группы по десятилетиям и даже пятилетиям, которые по всем показа­телям, как и по присущим им, проблемам, значительно отлича­ются друг от друга. Это касается, в первую очередь, семейного положения и семейных отношений.

Семейное положение старых людей определяется двумя ха­рактеристиками

· макросоциальной, включающей в себя пол, возраст, место проживания;

· микросоциальной, охватывающей такие показатели, как супружество и наличие детей.

Общеизвестно, что в течение XX века произошли карди­нальные изменения в структуре семьи как общественно-со­циального конгломерата. С одной стороны, традиционные 3-генерационные семьи с достаточно большим количеством нисходящих поколений (родители, дети, внуки) и многочис­ленными родственниками (сестры, братья, кузены и кузины, племянники и племянницы, живущие под одной крышей или в одной местности невдалеке друг от друга) постепенно исче­зают и существуют в настоящее время как редкое исключе­ние, а не норма. С другой стороны, вследствие увеличения продолжительности жизни все чаще встречаются семьи из трех и даже четырех поколений (прабабушки и прадедушки) и в то же время уменьшается численность среднего и млад­шего поколений. Общепризнанно, что связи между поколени­ями внутри семьи, а также братьями и сестрами становятся слабыми и неглубокими.

Обстоятельные геронтологические исследования, проведен­ные в 1950 – 1960-х годах в США и Западной Европе, выявили су­ществование различных типов семей в разных слоях населения: от малых, так называемых нуклеарных, или супружеских, до традиционно больших.

Модифицированная широкая семья – это семья, в которой три поколения, не живущие под одной крышей, поддержива­ют тесные контакты при сохранении автономии. На семейные отношения большое влияние оказывает место проживания – в сельской местности или городе.

Старческий возраст – заключительная фаза супружеской жиз­ни. Исследования показали, что супружество и в этот период играет важную роль. Смерть одного из супругов обычно тяжело травмирует другого, изменяя его образ жизни и поведение. Не­редко после этого старый человек отказывается от общества сво­их близких  и переходит на жительство в дом  престарелых.

Семейные контакты и связи старых людей поддерживаются главным образом по прямой линии, отношения с братьями и сестрами активизируются в случае, когда нет близких родствен­ников. Следует отметить, что 3 % старых людей, у которых нет живых детей, имеют внуков, а у 2/3 из общей популяции лиц пожилого и старческого возраста есть братья и сестры.


Во вто­рой половине XX века большое распространение получило доб­рожелательное сожительство разных поколений, которое авст­рийский геронтолог Л. Розенмайер определил как  близость на расстоянии: родители и дети проживают отдельно, но недале­ко друг от друга.

Только 25 % старых людей желают жить в семьях своих детей. Большинство же предпочитают находить­ся поблизости от детей. Обычно такой раздельный образ жизни выбирают сами старые люди, аргументируя свое желание тем, что хотят жить «спокойно и независимо». Они соглашают­ся объединиться с детьми лишь тогда, когда к этому их вынужда­ет физическое здоровье или экономическая ситуация. С детьми предпочитают жить больные старые родители, которые не имеют сил или средств к самостоятельному существованию. И все же далеко не редки случаи совместного проживания родите­лей со взрослыми детьми исключительно по велению сердца.

Интенсивность контактов старых родителей с детьми очень различна и зависит в значительной степени от социальной при­надлежности. По данным польских геронтологов, наименьшее количество контактов характерно для интеллигентной среды. Половина живущих отдельно родителей – людей умственного труда и высокого экономического положения не встречается со своими детьми ни разу в течение недели; третья часть – не встречается со своими детьми ни разу в течение месяца. Это объясняется, прежде всего, тем, что родите­ли-интеллигенты обыкновенно имеют одного ребенка, реже – двух и проживают далеко друг от друга. В то же время именно этой среде присуще более индивидуалистическое отношение к семье, кроме того, большая общественная занятость, стремле­ние продвинуться по службе в значительной мере влияют на отношения между поколениями в данной социальной среде.

Среди родителей, занимающихся физическим трудом, контак­ты с отдельно проживающими детьми более частые.

Наиболее тесные контакты между поколениями устанавлива­ются в случае совместного проживания. В Англии 42 % лиц пожилого возраста жи­вут вместе с детьми, в США – 28 %, в Дании – 20 %, в Польше – 67 %, в Болгарии – 79 %. Совместное проживание родителей и детей в сельской местности связано с традиционным крестьянс­ким хозяйством, тогда как в городе оно обусловлено в основном нехваткой жилья.

Другой основной причиной совместного про­живания является переезд матери или отца к детям для оказа­ния помощи в ведении домашнего хозяйства и уходе за внуками или в связи с необходимостью быть под опекой детей и даже на их иждивении. Как правило, при совместном проживании либо родители предоставляют свою квартиру детям, либо дети берут к себе родителей. В городе родители живут чаще с детьми, не состоящими в браке. Это своего рода продолжение существова­ния нуклеарной семьи до старческого возраста.

Среди одиноких старых людей вместе с детьми обычно живут неработающие женщины, в основном те, кто не имеет возможно­сти вести самостоятельное и независимое существование, а не люди физически здоровые и экономически обеспеченные. Заслу­живает особого внимания тот факт, что около трети пожилых суп­ружеских пар из рабочей среды и 17 % из крестьянской среды, проживающих совместно с семьями детей, ведут с ними раздель­ное хозяйство. Как правило, родительские пары не стремятся со­здавать совместные хозяйства с семьей своего сына или дочери.