3.8.1.     Специфика социальных проблем женщин

В последнее время все большее внимание уделяется гендерному аспекту социальных проблем, т.е. изысканию ре­сурсов и технологиям оказания помощи клиенту в зависимости от его принадлежности к мужскому или женскому полу. Понимание гендерной специфичности социального положения личности в обществе в известной мере можно объ­яснить изменением положения женщин в обществе, развитием де­мократического, эгалитарного мировоззрения.

Социальная ра­бота с мужчинами вполне заслуживает того, чтобы быть выделен­ной в отдельную отрасль, однако в силу ряда причин в этом на­правлении и в стране, и во всем мире делаются только первые шаги. В то же время социальная работа с женщинами признается одной из наиболее важных и масштабных сфер социальной работы в целом.

Основная причина выделения женщин в особую социально-демографическую группу и специфическую категорию клиентов социальной работы – выполнение ими генеративной функции, т.е. наличие у них способности к деторождению, что является биоло­гической предпосылкой целого ряда культурных и социальных по­следствий. Эта способность с первых этапов существо­вания человечества обеспечивала продолжение рода. Поэтому в патриархальных обществах сложилась (и благополучно дожила практически до на­стоящего времени) своеобразная феминофобия – страх перед жен­щинами и недоброжелательное отношение к ним.

Подчиненная роль женщин в полоролевом раз­делении труда, невозможность для подавляющего большинства женщин самостоятельно обеспечивать себя и детей средствами к существованию способствовали укоренению представлений об их неполноценности, необходимости главенствующей роли мужчи­ны, ограничении жизнедеятельности женщин исключительно се­мейным кругом.

Несмотря на масштабные демократические изменения, произо­шедшие в XX в. и существенно изменившие как положение женщин, так и отношение к ним общества, главная социальная проблема женщин – сочетание семейных и внесемейных, материн­ских и трудовых обязанностей – продолжает сохранять актуальность. Женская внедомашняя занятость получает все большее распространение и становится мас­совым явлением по мере перехода той или иной страны от тради­ционных способов ведения хозяйства к промышленному производ­ству и институциональным услугам.

Оборотной стороной подобного объективного процесса стала «двойная занятость», женщины – на работе и дома, ибо в соответствии с традиционным разделением домашних обязанностей женщина несет основную нагрузку по ведению домашних дел, уходу за домочадцами, воспи­танию детей. Только в наиболее демократически развитых общест­вах намечаются изменения подобной традиции в пользу женщин.

Интеллектуализация труда, появление новых высокотехноло­гичных отраслей промышленности, банковского и информацион­ного сервиса, иных сфер деятельности привели к появлению вы­сокооплачиваемых рабочих мест, рассчитанных на женщин, утвер­ждению стереотипа деловой женщины, которая добивается высо­кого положения собственным трудом. Возник феномен «бикарьерной семьи», в которой оба супруга спо­собны добиться высоких достижений на жизненном пути и никто не жертвует своим успехом ради успеха другого.

Изменяется отношение к детям и деторождению – сфере, ко­торая наиболее ревностно охранялась традициями, религией и пси­хологическими стереотипами. Прежде деторождение осуществлялось на уровне «естественной фертильности», т.е. каждая семейная пара должна была производить на свет столько детей, «сколько бог по­слал». Предотвращение беременности или ее искусственное прерывание осуждались и преследовались властью и религией. Это оправдывалось рядом социальных условий, в частности высоким уровнем младенческой и детской смертности.

Снижение общей и детской смертности, развитие здравоохра­нения, ликвидировавшего основные причины массовых эпидемий, привело к снижению потребности в детях, возможности перехода от естественной фертильности к последова­тельному регулированию рождаемости.

Появление новых современных средств контрацепции и преры­вания беременности делает контроль рождаемости не только более безопасным и надежным, но и доступным на индивидуальном уров­не.


В развитых странах утвердились представления о правомерности и желательности планирования семьи, необходимос­ти сознательного и добровольного контроля женщины над своей репродуктивной способностью. Первый демографический переход от естественной фертильности к регулированию деторождения уступает место второму демографическому переходу – от семьи малодетной к семье, преимущественно имеющей одного ребенка.

Высокая стоимость квалифицированного женского труда застав­ляет отдельные фирмы и целые государства, заботящиеся об эффек­тивном использовании этого социально-трудового ресурса, прибе­гать к мерам, облегчающим женщинам совмещение семейных и внесемейных обязанностей (к организации государственных и корпоратив­ных детских садов, использование услуг специальных нянь и т.п.).

Распространение индивидуалистических установок современного общества на сферу семейных отношений при­водит к изменению семейных ориентаций, допустимости одиночества, внесемейного существования как комфортабельного стиля жизни. В России все общие тенденции, характерные для современного уровня развития общества, находят свое отражение, но всякий раз претерпевают некоторые изменения, объясняемые определенной спецификой, особенностями исторического и культурного разви­тия страны. Это касается, в первую очередь, проблем занятости. Работают 3/4 всех трудоспособных женщин, что является довольно высоким показателем.

Самый высокий уровень занятости (86 %) отмечен среди жен­щин в возрасте от 30 до 49 лет; женщины в более молодом возрасте чаще всего заняты выполнением семейных обязанностей. Уровень образованности работающих женщин выше, чем муж­чин. Среди всех занятых, имеющих высшее образование, женщины составляют 52,8 %, имеющих среднее специальное образование – 57,5 %. Это обусловлено наличием «женского сек­тора» занятости в народном хозяйстве – сферы образования, вос­питания, медицинского и социального обслуживания, культуры.

Высокая вовлеченность женщин в трудовую сферу обусловли­вает серьезную угрозу безработицы для них. За годы экономиче­ских реформ женщины в России потеряли 7 млн. рабочих мест. Особо уязвимую категорию на рынке труда образуют женщи­ны, слабо защищенные в социальном плане: лица, имеющие мало­летних детей, детей-инвалидов, одинокие матери, женщины, только что окончившие учебные заведения и не имеющие опыта работы, находящиеся в предпенсионном возрасте, жены военнослужащих.

Чрезвычайно остры проблемы женской занятости в депрессив­ных регионах, характеризующихся остановкой градообразующих предприятий, в местностях, в которых вопросы занятости реша­лись прежде всего за счет предприятий, использующих женский труд.

Снижение социального статуса и уровня жизни женщин при­водят к ухудшению их здоровья, в том числе беременных женщин и кормящих матерей, к неблагоприятным последствиям для здоро­вья детей. Общая нестабильность и неуверенность в завтрашнем дне отрицательно сказываются на моральном и психосоматическом со­стоянии наших соотечественниц. Распад систем социального жизнеобеспечения: здравоохранения, образования, культурного развития, детского отдыха и т.д. – блокирует возможности большинства женщин обеспечить успеш­ный социальный старт своим детям, превращая их с раннего детства в граждан второго сорта.

В связи с застоем и упадком в народном хозяйстве первыми жертва­ми увольнений становятся женщины, так как право на декретный отпуск и на льготы, гарантированные женщине законодательст­вом, потенциально делает их менее выгодными работниками. Кро­ме того, основная сфера женской занятости сворачивается в силу экономических причин.

Провозглашение равенства мужчин и женщин в международ­ных документах, подписанных Российской Федерацией, в Консти­туции Российской Федерации все более расходится с действитель­ностью, так как в условиях возрастающей социальной напряжен­ности делается попытка решить болезненные социальные пробле­мы за счет более слабых в социальном отношении слоев – детей и женщин.

Затянувшийся социально-экономический и морально-психо­логический кризис ведет к нарастанию пограничных и психопати­ческих реакций и состояний, жестокости и агрессивности по отно­шению к более слабым, что находит отражение в увеличении масштабов внутрисемейного насилия, преступлений про­тив женщин и детей.