1.1. ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ XX ВЕКА

В XX веке в странах Западной Европы и других странах, которые принято включать в цивилизацию Запада, получила развитие философия, во многом отличающаяся от западно-европейской философии Нового времени. Её особенности заключаются в следующем:

· В связи с развитием теоретического естествознания в конце XIX и начале XX веков спекулятивные философские системы как материалистической (Спиноза, Фейербах), так и идеалистической (Фихте, Шеллинг, Гегель) направленности обнаружили свою недостаточность и даже непригодность для объяснения изменений в области науки и в развитии общества. Поэтому в западной философии XX века метафизический материализм и идеалистическая диалектика не имели большого влияния.

· В философии XX века противостояние идеализма и материализма не занимает того места, как в эпоху Нового времени, хотя в XX веке сохранились и получили развитие некоторые доктрины материализма (антропологический материализм, научный материализм и т.д.) и некоторые системы спекулятивного идеализма (неотомизм, неореализм и другие).

· В XX веке обнаруживается тенденция к диалогу и синтезу (но не слиянию) ряда направлений в области философии. В XX столетии философия представлена, в частности, такими противоположными направлениями, как сциентизм и антисциентизм. Сциентизм (от лат. Scientia – наука) ориентирован больше на развитие естествознания и является продолжением позитивизма XIX века. Образцом научности, прежде всего, рассматривается современная физика. Однако её новейшие открытия, приведшие к созданию теории относительности и квантовой теории в её новейшем варианте, обусловили появление нового вида рациональности, исходящей из учёта противоречий природы физических объектов. В силу этого противоположность сциентизма и антисциентизма, который отнюдь не полагается на ясность научного мышления, оказывается относительной. Стирается также резкое противоречие между рационализмом и эмпиризмом, рационализмом и иррационализмом.

В развитии философии XX века стало обычным использование достижений разнообразных школ. Так, например, в работах известного философа Ю. Хабермаса эта тенденция выразилась в использовании многих положений психоанализа, герменевтики, марксизма, современного позитивизма. Современная лингвистическая философия с успехом использует идеи феноменологии. Таким образом, в XX веке чётко проявилась тенденция к открытости и взаимообогащению разных философских школ.

· Философию XX века отличает также многопредметность. Это выразилось в многообразии её направлений и школ и свидетельствует о многослойности современной науки и культуры. Всё новые и новые сферы мира, ранее остававшиеся неизвестными, включаются в орбиту их научного и философского осмысления.

Рассмотрев главные особенности западной философии XX века, необходимо выделить её наиболее влиятельные направления. К таковым относятся:

· аналитическая философия;

· прагматизм;

· герменевтика;

· философия жизни;

· феноменология;

· экзистенциализм;

· философская антропология;

· психоанализ;

· религиозная философия;

· структурализм;

· постмодернизм.

Аналитическая философия

В центре внимания аналитической философии находятся проблемы понимания предмета и сущности философии, проблемы онтологии, гносеологии и методологии науки, решение которых предлагается осуществить посредством логического анализа языка. Философы этого направления отрицают познавательно-мировоззренческую функцию философии. С их точки зрения, познание окружающего мира возможно лишь с помощью «положительных» наук, данные которых можно проверить опытным путём. Под опытом многие из них понимали комбинацию неделимых, абсолютно простых фактов, каждый из которых фиксируется в так называемых «протокольных» предложениях («Атом делим» и т.д.). Все философские предложения считаются ненаучными, так как не поддаются опытной проверке. Их истинность устанавливается по соглашению (конвенции) авторитетных учёных. Поскольку философия не даёт нового знания, её основная задача – осуществление анализа языковых и логических выражений в философии, науке, обыденном языке, которые часто вводят в заблуждение исследователей. По сути дела, эта философия является философией неопозитивизма.

В аналитической философии выделяются две основные ветви: логический позитивизм и лингвистический позитивизм. Логический позитивизм (Р. Карнап, Б. Рассел, Д. Айер и другие) отдаёт в анализе языка предпочтение средствам символической логики. Лингвистический позитивизм (Л. Витгенштейн и другие) занимается преимущественно анализом значений обыденного языка.

Развитие аналитической философии показало безуспешность попыток устранить из науки специфические философские вопросы и свести философию к методологии научного познания. В последние десятилетия XX века внутри аналитической философии усиливается интерес к проблемам метафизики, к онтологической, гносеологической и общесоциологической проблематике. Кризис внутри аналитической философии во многом был связан со становлением постпозитивистской философии, в частности такого её направления, как философия науки (К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос и другие).

К. Попперу принадлежит учение о росте научных знаний. С его точки зрения, рост научных знаний состоит в выдвижении смелых гипотез и их решительном опровержении, т.е. фальсификации. Поэтому истинным можно считать всякое положение науки, которое не опровергнуто.

Т. Кун сконструировал модель научной деятельности определённого научного сообщества, включающую общие теоретические стандарты, методологические нормы и мировоззренческие установки. Эта модель была названа им парадигмой. Та или иная парадигма принимается научным сообществом на основании трудноуловимых факторов социокультурного, психологического и научного порядка.

Революция в науке означает по Куну, смену парадигмы, происходящую вследствие «взрыва» изнутри старой парадигмы, в рамках которой уже невозможно решить новые проблемы. Отбрасывание старой парадигмы ведёт к появлению новых научных теорий и задач, методов решения теоретических головоломок. Согласно Куну, речь при этом идёт не о приближении к истине, а о более эффективном решении научных проблем.

И. Лакатос разработал методологию научно-исследовательских программ, в которой утверждается, что развитие науки есть процесс смены связанных между собой теорий. Этот процесс обусловлен нормативными правилами исследования, которые включают перспективную и негативную (каких путей в исследовании следует избегать) эвристику. Основными структурными элементами этой программы являются «жёсткое ядро» (условно неопровержимые фундаментальные допущения) и «защитный пояс» (вспомогательные гипотезы, защищающие ядро).

Прагматизм

Это направление в философии возникает ещё в 70-х гг. XIX века в США. В XX веке оно получает распространение не только в Северной Америке, но и в некоторых странах Западной Европы. Основные идеи прагматизма высказал Ч. Пирс, затем доктрину прагматизма разрабатывал У. Джемс. В XX веке это направление связывают с именами Д. Дьюи и Р. Рорти. Обвинив всю прежнюю философию в отрыве от жизни, абстрактности и созерцательности, прагматизм выдвинул программу преобразования прежней философии: философия должна быть не размышлением о первых основах бытия и познания, а общим методом решения тех проблем, которые встают перед людьми в различных жизненных ситуациях, возникающих в быстро меняющемся мире.

Прагматизм отождествляет всю окружающую человека реальность с «опытом», несводимым, однако, к чувственным восприятиям, а понимаемым шире, т.е. как любое содержание сознания. В этом проявляется субъективно-идеалистическая позиция прагматизма, которая роднит его с махизмом. Согласно прагматизму, опыт никогда не дан нам изначально как нечто определённое, но все объекты познания формируются нашими познавательными усилиями в процессе решения возникающих жизненных задач.

Используя некоторые идеи Ч. Дарвина, прагматизм рассматривает мышление лишь как средство приспособления организма  к среде с целью успешного действия. Функция мысли, согласно прагматизму, состоит в преодолении сомнения, являющегося помехой для действия (Пирс), в выборе средств, необходимых для достижения цели (Джемс), или для решения «проблематической ситуации» (Дьюи). Идеи, понятия и теории представляют собой лишь инструменты, орудия или планы действия. Их значение целиком сводится к возможным практическим последствиям.

При определении истины прагматизм использует аксиологический подход. Истиной объявляется всё то, что приносит выгоду, служит действию, даёт выход из конкретной ситуации, приводит к успеху. Получается, что истина, по своему существу, есть полезность, работоспособность той или иной идеи. В этом наиболее ярко проявляется утилитаризм философской доктрины прагматизма, выступающий как её главный принцип.

Философы прагматического направления уделяют много внимания изучению поведения человека. С точки зрения прагматизма, оно детерминировано верой (т.е. готовностью действовать определённым образом), привычкой (т.е. устойчивой верой), и убеждением (т.е. способами действия). Универсальным средством изменения социума и человека является изменение привычек.

Герменевтика

Герменевтика (от греч. Hermeneutikos – разъясняющий, истолковывающий) – искусство и теория истолкования текстов, одно из основных направлений западной философии XX века. Истоки герменевтики как философской теории понимания и истолкования прослеживаются в древнегреческой филологической герменевтике. В древнегреческой филологии герменевтика – это искусство истолкования текстов, связанное с задачей выявления смысла литературных, религиозных, философских и исторических произведений, понимание которых было затруднено по причине их древности, фрагментарного характера или насыщенности иносказаниями и многозначной символикой. Разработанные в античный период принципы филологической герменевтики используются в библейской экзегетике, где получает развитие аллегорическое истолкование библейских текстов, часто замещающее их буквальный смысл.

Формирование герменевтики как философско-методологической теории понимания и истолкования (интерпретации) начато немецким теологом и филологом Ф. Шлейермахером (1768 – 1834 гг.), поставившим вопрос об общих чертах филологической,

теологической и юридической герменевтик и задачу создания универсальной герменевтики, принципы которой не зависят от правил и приёмов истолкования, используемых в специфических областях. Герменевтика Шлейермахера принимает вид универсального метода истолкования, цель которого – понять автора и его труд лучше, чем он сам понимал себя и своё творение.

Герменевтика Шлейермахера носит внеисторический характер. Наряду с диалогом к основным её принципам относится герменевтический круг. Герменевтический круг у Шлейермахера – это принцип понимания текста или совокупности текстов, основанный на диалектике части и целого: понимание целого складывается из понимания отдельных частей, а для понимания частей необходимо предварительное понимание целого. С этой точки зрения, понимание текста есть движение как бы по кругу от целого к части и от части к целому.

Вслед за Шлейермахером наиболее существенное влияние на развитие герменевтики как философского учения о методе понимания и истолкования оказал В. Дильтей, обратившийся к задаче обоснования гуманитарных наук. Разделив все науки на два класса – «науки о природе» и «науки о духе», Дильтей выделил в качестве особой области последних духовные сущности, являющиеся «проявлениями жизни». В отличие от природных явлений, они обладают неповторимой индивидуальностью и не существуют независимо от человека. Поэтому их изучение не может быть сведением частного к общему, что допустимо в отношении природных явлений, а требует особых способов познания, а именно: понимания и истолкования, т.е. герменевтического метода.

Пути преодоления психологизма предшествующей герменевтической традиции предложил М. Хайдеггер, представивший герменевтику как истолкование языка. Язык, сущность которого наиболее полно проявляется в языке поэтов, рассматривается Хайдеггером как выражение бытия, поэтому герменевтика приобретает характер онтологии, становится теорией экзистенциального понимания и истолкования.

В середине XX века герменевтика становится одним из основных направлений западной философии. Важнейшую роль в этом сыграл ученик Хайдеггера немецкий философ Х. Гадамер (1900 – 2002 гг.). Его по праву считают основоположником собственно философской герменевтики. Герменевтика Гадамера является методологией гуманитарных наук, онтологией и универсальным способом философствования. Гадамер обогащает инструментарий философской герменевтики, разрабатывая введённые Хайдеггером категории предпонимания, авторитета, предрассудка, традиции, горизонта понимания, что позволяет ему трактовать понимание и истолкование не как внеисторические процессы, а как мыслительную деятельность исторического субъекта, обусловленную его личным духовным и жизненным опытом, исторической эпохой и культурой. Являясь методологией гуманитарных наук, герменевтика Гадамера выходит за их пределы. Понимание и истолкование становятся способом освоения всей совокупности человеческого опыта – традиций философии, искусства и самой истории.

Основными представителями современной философской герменевтики являются П. Рикёр (Франция), Г. Кун, А. Аппель (Германия) и некоторые философы других стран. Таким образом, герменевтика признала единственно доступным и ценным миром мир человеческого общения. Внутри него образуется мир культуры, ценностей, смыслов, основу которых составляет язык. Всё культурное достояние, все составляющие культуры должны быть поняты и истолкованы.

Философия жизни

Философия жизни – это направление, которое складывается в конце XIX века и существует вплоть до настоящего времени. Оно начинается с философии Ф. Ницше и затем развивается такими известными философами, как В. Дильтей, Г. Зиммель, А. Бергсон, О. Шпенглер. Своего пика известности философия жизни достигла в 20 –

30-е гг. XX века. Уже само название указывает на центральное понятие данного направления – «жизнь». Жизнь – это первичная реальность, целостный процесс, непрерывное творческое становление «живого». Жизнь противостоит нежизни, т.е. всему неорганическому, застывшему. В результате, в понятие жизни включались биологические и культурно-исторические явления.

Так как «жизнь» находится в постоянном движении и противоречии, наука не может быть эффективным средством её познания. Наука и лежащий в её основе рассудок пользуются аналитическими методами. Наука может выяснить связи между предметами, а потому она может изменить мир в пользу человека, создавать новые предметы и прочее. Однако она (и вообще разум) не может понять сущность мира, «жизнь». Поэтому на первое место выходят не рациональные, а иные формы познания, а именно: интуиция, понимание, миф, формы символического образного познания, например, в рамках искусства и т.д.

Поскольку процессы интуиции, понимания, вживания и т.д. протекают, прежде всего, в сознании личности и не могут быть доступными каждому человеку, возникает, согласно философии жизни, проблема «аристократизации» познания. Познание истины носит недемократический характер, она не даётся каждому. Отсюда высокая оценка личности и её творчества.

Человек реализует себя как личность в истории и культуре. Его творчество соответствует «жизни», оно есть процесс и одновременно результат биологической и социальной приспособляемости. Человек живёт в истории, но история не имеет объективных законов. Она имеет судьбу и человек имеет судьбу. Общая история людей – это фикция. У людей нет единой культуры, а есть множество отдельных культур и цивилизаций, каждая из которых имеет свою судьбу. Они настолько своеобразны, что не может быть и речи о полном понимании и серьёзном влиянии их друг на друга.

Философия жизни выделяла следующие установки и ценности: стремление к жизни, отсутствие страха смерти, желание быть сильнее других, воля к власти, благородство и аристократизм духа. Многие положения философии жизни использовались и разрабатывались в экзистенциализме, персонализме, философской антропологии, прагматизме и некоторых других течениях философии XX века.

Феноменология

Феноменология – одно из основных философских направлений XX века. Феноменология буквально означает учение о феноменах. Основателем феноменологизма в том виде, в котором он культивируется в XX веке, является немецкий философ Э. Гуссерль (1859 – 1938 гг.). Под феноменом в философии обычно понимают явление, постигаемое в чувственном опыте. Гуссерль же понимает под феноменом возникающие в сознании смыслы предметов. На этом  строится его философская система.

Гуссерль стремится внести полную ясность в вопрос о постижении сущности вещей, реализуемом посредством научных понятий. Каким образом удаётся человеку постигнуть суть вещей? На этот вопрос не дают вразумительного ответа представители как натурализма, так и субъективизма. Натуралисты понимают знание и сознание как пассивное отражение действительности, что противоречит активности человека. Субъективисты забывают о внешнем по отношению к сознанию человека мире, для них всё знание относительно, между тем как наука выявляет общезначимые истины. Существенно обедняют процесс познания и те, которые считают, что научные понятия образуются благодаря абстракциям, отбрасыванию несущественного. Такое игнорирование исконно человеческого недопустимо.

Преодоление всех трудностей Гуссерль видит в последовательной философии, в феноменологии. Внешний мир дан субъекту в потоке феноменов, и философ должен строить все свои выводы исходя из этого факта. Следовательно, на время анализа нуж

но «заключить в скобки» как внешний мир, так и различного рода воззрения типа натурализма и субъективизма, некритически принимаемые в качестве истинных. Феноменолог временно воздерживается от суждений о внешнем мире. Он осуществляет эпохе (это греческое слово как раз и означает воздержание от суждений). Тем самым осуществляется так называемая феноменологическая редукция, т.е. сведение поля анализа к потоку феноменов, где только и можно обнаружить подлинные смыслы. Кажется, что в результате феноменологической редукции мы теряем из виду предметы внешнего мира. Но это не так, ибо, по Гуссерлю, сознание всегда направлено на предмет, оно интенционально (от лат. Intensio – стремление). Оперируя феноменами, философ имеет дело не только с внешним, но и внутренним миром человека.

Гуссерль желает иметь дело непременно с основополагающими для философа вещами. Отсюда его призыв: назад к вещам! Смысл призыва состоит в последовательном проведении анализа феноменов. Рассмотрим этот анализ на примере. Допустим, мы имеем два или более феномена, акта сознания, нацеленных на один и тот же предмет. Исходные феномены дополняются конструированием многообразия переживаний, осуществляемым благодаря воображению и фантазии человека. Это многообразие принадлежит одному и тому же человеку, следовательно, оно определённым образом синтезируется.

В синтезированных переживаниях всегда есть нечто идентичное, инвариантное, так как нацеленность сознания на осмысливаемые вещи не допускает произвольные вариации, а лишь такие, которые согласуются с исходными феноменами. Решающий момент познания состоит в постижении идентичного, инвариантного, одним словом, эйдоса (идеи, понятия). В результате, достигается эйдетическое описание. Эйдос усматривается. Речь идёт о категориальной интуиции (интуиция и означает усматривание). Имеется в виду, что сама деятельность по конструированию синтетического многообразия непременно, как бы, автоматически, приводит к эйдосам, научным понятиям.

Феноменологический метод весьма популярен в мировой философии и науке. Считается, что он гарантирует от сползания в крайности науки, оперирующей понятиями, за которыми не видно красок, тонов, запахов жизненного мира, что, мол, характерно для европейских наук, находящихся поэтому в кризисе, в тисках формализма, сциентизма и техницизма. Гуссерль рассматривает научные идеализации (типа точки, прямой) как некоторые предельные субъективные творения. Наиболее полно жизненный мир дан субъекту не в идеализациях и вообще в понятиях, а в эйдосах, образующих поток сознания. Феноменология предостерегает от забвения жизненного мира. Гуссерль считал, что преодоление кризиса наук возможно не иначе как на основе феноменологических рецептов.

Экзистенциализм

Экзистенциализм (от лат. Exsistentia – существование), или философия существования – это философское направление, ставящее в центр внимания человеческие индивидуальные смысложизненные вопросы (вины и ответственности, решения и выбора, отношения человека к своему призванию, свободе, смерти) и проявляющее интерес к проблематике науки, морали, религии, философии истории, искусству. Основными представителями экзистенциализма являются: М. Хайдеггер (1899 – 1976 гг.), К. Ясперс (1883 – 1969 гг.), Ж.П. Сартр (1905 – 1980 гг.), Г. Марсель (1889 – 1973 гг.), А. Камю (1913 – 1960 гг.). Эти философы объединены стремлением вслушаться в подвижные умонастроения и ситуационно-исторические переживания человека современной эпохи, пережившего глубокие потрясения.

Эта философия обратилась к проблеме критических, кризисных ситуаций, пытаясь рассмотреть человека в жестоких испытаниях, пограничных ситуациях. Главное внимание уделяется духовной активности людей, духовной выдержке человека, забро

шенного в иррациональный поток событий и радикально разочарованного в истории. Новейшая история Европы обнажила неустойчивость, хрупкость, неустранимую конечность всякого человеческого существования.

Новым небиблейским откровением оказывается сознание собственной смертности и несовершенства, которым обладает каждый человек. Это состояние М. Хайдеггер называет подлинным бытием человека, как «бытие-к-смерти». Самым надёжным свидетелем истины при этом считается нетранслируемая индивидуальная субъективность сознания, выраженная в настроениях, переживаниях, эмоциях человека. Бытие, по Сартру, может быть достигнуто только путём переживания, скуки, отвращения.

Задача подлинной философии – аналитика бытия человека, застигнутого «здесь и теперь», в произвольной сиюминутности его переживаний, это чувственно-интуитивное постижение мира и человека, который «заброшен» в историю. М. Хайдеггер сущность «наличного бытия» видит в экзистенции. Задача философии также – вывести самосознание человека из экзистенции, из конечного бытия человека. Подлинное бытие – осознание человеком своей историчности, свободы и конечности, и достижимо оно перед лицом смерти. Но подлинное существование безлично – оно скрывает от человека его обречённость.

Истина не только открывает, но и скрывает бытие. Символ, как косвенный способ указания на предмет, скрывающе-раскрывающий символизирующее, приводит Хайдеггера к исследованию поэзии. «Открытость» бытия поможет человеку «обрести святое и священное». «Язык – это дом бытия». Язык продолжает жить в произведениях великих поэтов, которые «прислушивались к голосу бытия». Реанимировав наш язык, мы достигнем того, что он станет основанием духовной субстанции, в которой будет изжит нигилизм современности.

Для французского экзистенциализма характерна активная литературно-художественная деятельность. Философия развивается ими не только в академических философских трактатах и публицистике, но и в многочисленных драматургических произведениях, новеллах, романах, мемуарах.

Ж.П. Сартр вначале занимается феноменологической онтологией, выясняя, что «существование» заключает в себе два слитых определения: сознание и отрицание. Человеческое существование есть непрестанное самоотрицание. Доступ к анализу бытия открывается только посредством человека, так как предмет такого анализа – не структура бытия, а его смысл.



Сознание неизменно стремится за пределы всякого существования наличного. Это стремление к цели, которая может быть и скрыта от человека. Свобода человека – выбор им своего бытия, есть устремлённость, а «проект» есть выражение. Абсолютизируя свободу, Сартр делает человека несвободным от своей свободы, раскрывает тотальное отчуждение человека. Мораль Сартра знает одну-единственную обязанность – готовность отвечать за всё.

А. Камю в своей философии утверждает, что абсурд и есть сама реальность. Осознание бессмысленного существования, когда мир не имеет значения, приводит либо к самоубийству, либо к надежде, что дарует человеку свободу, обрести которую можно, только восстав против всемирного абсурда.

Таким образом, экзистенциализм демонстрирует неотделимость судеб человеческого индивида от общества, от человечества. Его сверхзадача – создать такие исторические условия, при которых мысль о мире, человеке и истории не будет наполнять его ни страхом смерти, ни болью отчаяния, ни абсурдностью бытия.

Философская антропология

Философская антропология – философское направление, сложившееся после второй мировой войны в Германии. Основные идеи и методологические установки этого направления восходят к работам М. Шелера (1874 – 1928 гг.), Г. Плеснера (1892 –

1985 гг.), А. Гелена (1904 – 1976 гг.). Несмотря на несхожесть концепций этих философов, общим для них было убеждение в необходимости целостного рассмотрения человека, единого принципа, который объяснял бы: и органические особенности человека, и его душевно-эмоциональную сферу, и познавательные способности, и культуру, и социальность. Специфика человека усматривалась в том, что он постоянно преступает пределы наличного, дистанцируется от непосредственно данного как во внешнем мире, так и в своей душевной деятельности.

В философской антропологии различаются «окружающий мир», среда, т.е. то, что доступно восприятию и воздействию животного и в значительной мере связано с инстинктивностью его поведения, и «мир», «универсальное всё», которое в принципе открыто постижению и деятельности человека и только человека. Человек открыт миру и мир открыт человеку (Шелер, Гелен), так что его внутренняя жизнь не имеет врождённой отрегулированности и непосредственности, возникает разрыв между побуждением и действием (Гелен), саморефлексия, отделение рассудочно-интеллектуального от психически-витального («духа» от «жизни» – Шелер). Способность взглянуть на себя «со стороны» («эксцентричность» – основной термин Плеснера, встречающийся также у Шелера и Гелена), богатство фантазии (Шелер, Гелен), «неадекватные реакции» на угрожающие и неожиданные события («смех и плач» – Плеснер) – всё это взаимосвязано между собой и обусловливает невозможность односторонне «материалистического» (биофизиологического) и «идеалистического» (интеллектуально-смыслового) объяснения.

Ставится задача «психо-физически-нейтрального» описания человека. Выясняя положение человека в космосе, Шелер устанавливает два начала (или раздвоение одного первоначала): низшее энергетическое начало – «порыв» и высшее – «дух». Чувственный «порыв» – первофеномен жизни, но дух умеет противостоять порыву, привлечь его к осуществлению высших ценностей, заимствуя у него его энергию. Энергия порыва может быть обращена духом против самого этого порыва (человек как «аскет жизни»); эта способность к торможению жизненных влечений есть также и способность к усмотрению сущностей, отвергающему наличное так-бытие вещей.

Плеснер исследует феноменологию и логику органических форм, высшей среди которых является человек. Явленность неорганического тела иная, чем органического, его граница не принадлежит ему самому, оно ограничено другим. Граница живого определена им самим, его образ не случаен для его сущности. Самоопределение живого внутри им самим положенных границ называется «позициональностью». Позициональность растения, включённого в среду, – открытая, у животного, специализировавшего свои органы, – закрытая и центрическая (поскольку разделённые органы опосредуются центром). У человека позициональность «эксцентрическая», у него как бы есть ещё один центр, вынесенный вовне и способный усматривать саму центричность.

В отличие от Шелера и Плеснера, Гелен исходит из функционального единства соматически-психологической организации человека. Будучи по своей органической природе существом «недостаточным», человек вынуждается к целесообразной деятельности, созданию искусственной среды в виде культуры и институтов.

Под влиянием философской антропологии возникли в качестве самостоятельных направлений религиозная антропология (Г. Хенгстенберг) и педагогическая антропология (О. Больнов). Особую версию философской антропологии – антропологию культуры – развил Э. Ротхакер.

Психоанализ

Основателем психоанализа является З. Фрейд (1856 – 1939 гг.), мировоззренческие установки которого оказали большое влияние на мыслителей XX века. Опираясь на свой клинический опыт диагностики и лечения истерических и невротических расстройств психики, он разработал концепцию бессознательных психических процессов

и мотиваций, перенеся её и на социальные явления. В общем плане психика человека представлялась Фрейду расщеплённой на две противостоящие друг другу сферы сознательного и бессознательного, разделённые особой психической инстанцией – предсознательным.

Наиболее архаическая, безличная, всецело бессознательная часть включает скрытые представления и влечения, а также вытесненные из сознания идеи. Бессознательное, как резервуар психической энергии, иррационально и вневременно. Сознание – отпечаток внешнего мира – надстраивается над бессознательным, выступает посредником между бессознательным и внешним миром. В его формировании особую роль играет идентификация – бессознательное уподобление объектам (лицам) внешнего мира.

Согласно Фрейду, все душевные процессы, в конечном счёте, бессознательны. Источником психической динамики являются желания бессознательного, стремящегося к разрядке в виде действия. Цензуру желаний бессознательного осуществляет предсознательное. Психическая деятельность бессознательного подчиняется принципу удовольствия, а деятельность предсознательного – принципу реальности. Предсознательное сопротивляется попыткам проникнуть в сознание неприемлемых желаний и идей (сексуальных, эгоистических, асоциальных) и вытесняет их обратно в бессознательное. Однако бессознательные желания, сохраняющие активность, проявляются в поведении и сознании человека в обмолвках, ошибках памяти, сновидениях, грёзах и неврозах. Происходит также сублимация бессознательных влечений – замещение запретных стремлений социально приемлемыми действиями.

Созданная Фрейдом модель личности соотносилась с соответствующими системами психики и включала «Оно» (бессознательное), «Я» (предсознательное) и «сверх-Я» (сознание, проявляющееся как совесть). После формирования «сверх-Я» в результате интроекции социальных норм, воспитательных запретов и поощрений весь психический аппарат начинает действовать как целое. Поведение человека, по Фрейду, определяется инстинктом родового самосохранения (эрос, половой инстинкт). Все остальные стремления – только следствия неудовлетворённости и сублимированного переключения либидо (сексуальной энергии) на другие области. Механизм сублимации оказывается основным источником творчества. Таким образом, Фрейд осуществил биологизацию человеческого существования и в этом смысле придерживался традиций социологии и антропологии XIX века, в которых сложные социальные и психические явления сводились к элементарным физическим и биологическим процессам.

Одна из важнейших категорий психоанализа – «эдипов комплекс» – обозначает эротическое бессознательное влечение к родителю противоположного пола и агрессивное чувство к родителю собственного пола. С вытеснением эдипова комплекса Фрейд связывал возникновение «сверх-Я». Переживание данного комплекса, с точки зрения Фрейда, определяет направление формирования личности человека и его поведение в дальнейшей жизни.

Расширяя сферу использования психоанализа, Фрейд применил его к проблемам межличностных отношений, к психологии масс, к институтам культуры, которые интерпретировал в духе психологизма. Главная проблема, которую пытался решить Фрейд, – это проблема конфликта человека и общества. По Фрейду, каждый человек стремится к удовлетворению своих инстинктов и влечений, а общество подавляет эти устремления, что вызывает враждебное отношение человека к обществу, к его культуре, которая предстаёт как чуждая, враждебная человеку внешняя сила, мирное сосуществование с которой для него исключительно трудно.

Принципы и методы психоанализа Фрейд использует и для анализа религии и религиозности. По его мнению, эти феномены возникают в силу биологических и психологических причин. При этом он обращает внимание на такие функции религии, как

иллюзорная защита человека от произвола природы и защита человека от несправедливостей культуры. Фрейд предложил понимание перехода от религиозной веры к атеизму как процесса крушения авторитета отца, образ которого символически воплощён в образе «Отца Небесного». Фрейд решительно отрицал какую-нибудь ценность религии, полагая, что она есть «горько-сладкий яд отравы».

Как сублимированное символическое выражение изначальных психических импульсов и влечений, отвергнутых реальностью и находящих компенсаторное удовлетворение в области фантазии, предстаёт у Фрейда и художественное творчество. В произведениях искусства, с его точки зрения, каждый автор идентифицирует себя с героем и рисует либо исполнение своих бессознательных желаний, либо их трагическое столкновение с силами социального запрета.

Главой нового направления в психоанализе – неофрейдизма – по праву считают Э. Фромма (1900 – 1980 гг.), который, критикуя ортодоксальный фрейдизм, преодолел его пансексуализм, отказался от учения о либидо, сублимации и типах индивидов, различающихся наличием у них тех или иных эротических зон. Центральным понятием учения Фромма стало понятие социального характера, в котором выражается совокупность фундаментальных потребностей человека. Имеются в виду, во-первых, потребности, схожие с потребностями животных (потребности самосохранения, продолжения рода, пищи и т.д.) и, во-вторых, потребности собственно человеческие (стяжательство, честолюбие, зависть и т.д.). Первые обусловлены биологически, вторые детерминированы социальной средой.

Выделение различных типов социального характера осуществляется Фроммом по признаку ориентации человека на продуктивные или непродуктивные межличностные отношения. Социальным характером продуктивной ориентации является производящий тип – тип человека свободного, любящего, разумного, ответственного, созидающего. Социальные характеры непродуктивной ориентации: рецептивный (зависимый), эксплуататорский (авторитарный), рыночный (обманывающий), накопительный – связываются Фроммом с отчуждением, разрушением, корыстной выгодой, подавлением индивидуальности и другими факторами. Социальный характер складывается под влиянием общества. Но изменение общества начинается с изменения социального характера. Если социальный характер в новых условиях остаётся «старым», то люди, обладающие им, будут стремиться воспроизвести прежнюю социальную структуру, считает Фромм.

Рассуждая о смысле жизни, Фромм приходит к идее о двух модусах бытия. Первый модус связан с обладанием, присвоением пищи, одежды, благ; второй – с самоопределением, самореализацией созидательных способностей человека. На вопрос «Что главное в жизни: иметь или быть?» Фромм отвечает: «Быть». Иначе говоря, Фромм за то, чтобы активно проявлять себя в различных сферах жизни, за реализацию всех потенций человека, а не за то, чтобы лишь потреблять.

Основным мотивом поведения человека Фромм считал страсти (влечения), которые обусловлены конкретной общественной структурой (ненависть, апатия, цинизм и подобные состояния возникают на почве социально-экономических кризисов). Страсти носят иррациональный характер, считает Фромм. Их может укротить только разум, обеспечивающий знания о вещах независимо от того, какими мы хотим их видеть. Модернизация общества на гуманистических началах Фромм сводит лишь к изменению сознания и распространению новых форм психодуховной ориентации, которые эквивалентны религиозным системам прошлого.

Религиозная философия

Под определение религиозной философии, получившей развитие на Западе в XX веке обычно попадают такие философские школы как персонализм (П. Шиллинг, Э.

Мунье, Д. Райт и другие), христианский эволюционизм (Тейяр де Шарден), неопротестантизм (Э. Трельч, А. Харнак, П. Тиллих, Р. Бультман и другие) и неотомизм (Ж. Маритен, Э. Жильсон, Р. Гвардини, А. Швейцер и прочие). Религиозная философия уже по определению сопрягает все проблемы с учением о Боге, как совершенном бытии, абсолютной реальности, чья свободная воля прослеживается в истории и культуре. Проблемы развития гуманизма связаны с историей развития христианской религии. Все вопросы этики, эстетики, космологии просматриваются через призму христианского учения. Большую роль играют в религиозной философии проблемы сочетания Веры и разума, науки и религии, возможности синтеза философии, теологии и науки при определяющем влиянии теологии.

Центральная проблема современной религиозной философии – проблема человека. Как относится человек к Богу? Какова миссия человека в истории, в чём смысл бытия человека, смысл скорби, зла, смерти – явлений, которые, несмотря на прогресс, широко распространены? Человеку надо показать вечные ценности и ценности вновь появившиеся, помочь их правильно понять и синтезировать. Такой подход к задачам философии сделал религиозно-философские доктрины популярными в XX веке.

Основной предмет исследования в персонализме творческая субъективность человека. Объяснить её можно только через её причастность к Богу. Человек всегда личность, Персона. Его суть – в его душе, которая фокусирует в себе космическую энергию. Душа самосознательна, самонаправляется. Люди живут разобщённо и впадают в крайность эгоизма. Другая крайность – коллективизм, где личность нивелируется, растворяется в массе. Персоналитический подход позволяет уйти от названных крайностей, выявить истинную сущность человека и возродить его индивидуальность. Путь к индивидуальности лежит через понимание себя как неповторимой уникальной субъективности.

История и общество развиваются через личность человека. Основные проблемы персонализма – это вопросы свободы и нравственного воспитания человека. Если личность стремится к Богу, или, что то же самое, к добру и совершенству, она находится на правильном пути. Моральное самосовершенствование, правильное нравственное и религиозное воспитание ведут к обществу гармоничных личностей. Личность становится персоной в процессе коммуникации, активного диалога с другими людьми. Отсюда важность коммуникации как «вовлечение» людей в преобразование мира.

Широкий отзвук в религиозной философии XX века получили идеи христианского эволюционизма Тейяра де Шардена. Французский мыслитель считал, что весь мир, включая человека, есть результат многотысячелетней эволюции, которая проходит три стадии: преджизнь (литосферу), жизнь (биосферу) и феномен человека (ноосферу). Движущей силой этой эволюции является целеустремлённое сознание (ортогенез). Эволюция, в конечном счете, принимает у Тейяра де Шардена теологическую форму: пункт Омега (символическое обозначение Христа) становится вершиной прогресса всего Космоса.

Основные вопросы неопротестантских философов – о познаваемости Бога и своеобразии христианской веры. Но познание Бога связано с познанием себя. Поэтому учение о Боге выступает в форме учения о человеке. Он может существовать как «подлинный» – верующий, и «неподлинный» – неверующий человек. Неверующий человек находится в «видимом мире», его жизнь тревожна, проникнута страхом. Вывести из состояния страха и тревоги может только религия. Она оставляет человека наедине с Богом, и тем самым приобщает его к высшему миру. Важная задача неопротестантизма – создать теологию культуры, которая бы с позиции религии объясняла все явления жизни. Бог не над миром, не вне мира, и не в частном бытии человека, а в мире как его

первооснова и глубина. Изучение культуры и истории показывают нам Бога как первооснову всего существующего.

Наиболее влиятельная религиозно-философская школа – неотомизм. Его теоретический фундамент составляет учение средневекового философа Фомы Аквинского. Главные принципы его философии сохранились без изменения: это идея гармонического единства Веры и знания, религии и науки, признания ценностей двух истин – истины разума и истины веры, и мысль о превалировании теологии над философией. В томистской доктрине происходит синтез материализма и идеализма, сциентистских и антропологических учений современности.

Ведущая проблема томизма – доказательство бытия Бога и понимания места Его в мире – была дополнена неотомистами проблемой бытия человека. В результате, произошло смещение акцента на проблемы человека, был создан новый его образ, согласно которому он творит свой культурно-исторический мир, побуждаемый к этому Богом-творцом. Человек в понимании неотомистов – основной элемент бытия, через него проходит история, ведущая к высшему состоянию развития общества – «граду Божиему». История имеет гуманный смысл и назначение. Общество может прийти к состоянию, непохожему на все известные. То будет общество, основанное на высших религиозно-нравственных ценностях. 

Структурализм

Структурализм как новый научный метод в гуманитарных науках, претендующая на универсальность теория в литературоведении и искусствоведении, возник в 20-30-е гг. XX века. Формирование философского направления связано с концепциями швейцарского филолога Ф. де Соссюра, американской школы семиотики, русского формализма, структурной антропологией К. Леви-Стросса, структурного психоанализа Ж. Лакана, структурного познания М. Фуко и др. Структурализм – это попытка выявить глубинные универсальные структуры, которые проявляются в социуме на всех уровнях: начиная с бессознательных психологических моделей, артефактов до искусства, философии, математики, литературы, архитектуры, языка и т.д. Эти универсальные структуры общества выявляют, изучая мифы, интерпретируя бессознательное с точки зрения его текстуального характера, укоренённого в языке.

М. Фуко (1926 – 1984 гг.) занимался поисками скрытых связей между социальными институтами, идеями, обычаями и отношениями власти. Он пытался раскрыть коды знания общества, которые находятся в постоянном процессе трансформации. Р. Барт (1915 – 1980 гг.) подверг критике устоявшиеся мнения в литературоведении. Теория текста рассматривалась им как производительность языка и порождение смысла.

Каждый из структуралистов стремится выявить бинарные оппозиции, лежащие в основе глубинных структур человеческого разума, определить универсальную структуру человеческого бытия. Как и модернизм, структурализм основан на убеждении в существовании единства всего сущего, универсальности его принципов.

Постструктурализм, который взаимосвязан с постмодернизмом, развивая идеи структуралистской бинарной оппозиции в различных областях человеческой жизни («господство/подчинение», «означающее/означаемое», «язык/речь», «природа/культура»), заменяет их понятиями плюральности, множественности, не основанной на каком-то единстве. Образно это выражено в термине Ж. Делёза и Ф. Гваттари «ризома» – корневище – метафоре системного, метафорического мышления. Ризома – это принципиально иной способ распространения множественности как «движения желания» без определённого направления и предсказуемости, это и метафора современной культуры с её отрицанием упорядоченности и синхронности. Мир как ризома уничтожает универсализм, как и смысл бинарных оппозиций.

Постструктурализм предложил процессы процедуры децентрации, детерриториализации, деконструкции, которые были ассимилированы постмодернизмом. Так, децентрация – это когда центр, управляя структурой, не структурирован, он находится внутри структуры и вне её. Например: в экономике – децентрация производства, в культуре – отказ от этноцентризма в пользу равноправия культур, внимания к «другому».

Ж. Деррида (1930 – 2005 гг.) инициировал интеллектуальное движение «деконструктивизм», основанное на новом способе осмысления и прочтения текстов, исходящем из деконструкции, которая может рассматриваться как философская позиция, как политическая стратегия, как способ чтения, как метод анализа, противоположный  европейской «метафизике» в изучении культуры и философии. Деконструкция – это не только отрицание и разрушение, а попытка заново обосновать, осуществить акт реконструкции, но при этом раскрыть, развязать, распутать всю дискурсивную цепь.

Постмодернизм

Постмодернизм («трансавангард», «неоструктурализм», «суперструктурализм») понимается и как фаза западной культуры второй половины XX века, и как гибридное поле социологии, литературоведения, религиоведения, архитектуры, философии и культурологии, и как маргинальный философский дискурс, и как «постмодернистское состояние» (Лиотар), распространившееся на все сферы культуры и социума, и как постмодерновый эссенциализм и пр. Это реакция на «монотонность» универсалистского видения мира в модернизме. Это и реинтерпретация авторов и течений в философии, новое открытие прагматизма в философии (Рорти), изменение идей в философии науки (Т. Кун, П. Фейерабенд), смещение акцента в исторической науке в сторону «прерывности» и «различия» (Фуко), диалог культур и философий, открытие «Другого» в этике, политике, религии, антропологии, развитие нового типа письма.

Противоречия модернизма и постмодернизма отражены в ряде дискуссий, самая яркая из которых между Ю. Хабермасом и Ж.-Ф. Лиотаром, в которой приняли участие М. Фуко, Ж. Деррида, Р. Рорти и др. Так или иначе, большинство согласилось, что объективность науки, универсальность морали и права, автономность искусства, прогресс науки обернулись системой универсального угнетения и отчуждения человека во имя его освобождения.

Так, Ж. Делёз и Ф. Гваттари установили, что современный капитализм воспроизводит на уровне экономики и производства лишённые всякой субъективности машины желания: люди и их органы становятся винтиками социального механизма.

Ж. Бодрийяр (1929 – 2007 гг.) в своих работах выдвигает ряд оригинальных идей и важные концепции симуляции и симулякра. Симулякр представляет собой «точную копию, оригинал которой никогда не существовал». Симулякр господствует в современной культуре, великолепно осуществляется при помощи кино, телевидения, кулинарии, развлечения. Переплетение их совмещает различные миры в одном времени и пространстве, что может приводить и к усиленным поискам самоидентификации, и к узкой культурной локализации.

Ж.-Ф. Лиотар (1924 – 1998 гг.) выражает недоверие по отношению к «метаповествованию», «метанарративу», к тем объяснительным системам, которые организуют буржуазное общество и служат для него средством самооправдания любому знанию. Поэтому он представляет ситуацию столкновения различных видов дискурса как единственно нормальную в условиях плюрализма гетерогенных философских размышлений. Задача философа – исследование логики этого столкновения.

«Агональная» (соревновательная) концепция постмодерна показывает, что новые технологии работают как ферменты плюрализации, обеспечивая свободный доступ к банкам данных, но если они вносят единообразие и функционируют как орудия контроля, постмодерновая позиция сопротивляется им. Философ, считает Лиотар, обязан

найти противоядие против тоталитаристских тенденций дискурса. Постмодернисты настаивают на плюрализме истины, считая, что можно высказать об одном и том же объекте одинаково обоснованные, но противоположные суждения. В этом смысле логический закон исключённого третьего теряет свою актуальность.