11.5  Формы ответственности

Гражданское законодательство предусматривает различные формы ответственности за нарушение обязательств:

· возмещение убытков;

· неустойку;

· штраф;

· пеню.

Особое место среди них занимает возмещение убытков. В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Возмещение убытков всегда носит имущественный характер.

Под убытками понимаются те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения. Первая часть отрицательных последствий выражается в уже состоявшемся или предстоящем уменьшении имущества – реальный ущерб. Реальный ущерб включает в себя расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов должна быть подтверждена обоснованным расчетом, доказательствами (смета затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор).


[1] Пункт 6 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

[2] Пункт 6 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Другая часть убытков выражается в несостоявшемся увеличении имущества потерпевшего – упущенная выгода. Упущенная выгода включает в себя доходы, которые потерпевшая сторона получила бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы ее право не было нарушено и обязательство было бы исполнено.

Характерной чертой упущенной выгоды является то, что возможность ее взыскания зависит от специфики конкретных правоотношений, а именно: она возникает только в условиях коммерческого использования имущества и в отношениях некоммерческих, например, при безвозмездной передаче имущества в пользование, возмещение убытков вероятно только в рамках реального ущерба.

Существует ряд общих правил об упущенной выгоде. Так, если нарушение права принесло лицу вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Предпринимателям следует особое внимание обратить на то, что при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ). Ничем не подтвержденные расчеты кредитора о предполагаемых доходах во внимание не должны приниматься. Незнание данной нормы на практике ведет, как правило, к отказу в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды.

Доказывание убытков в форме упущенной выгоды всегда вызывает особую сложность, потому что они являются в основном будущими убытками. Поэтому п. 4 ст. 393 ГК РФ специально предусматривает дополнительные условия для подтверждения расходов по возмещению упущенной выгоды. Причем наличие таких документальных подтверждений в виде доказательств является обязательным.

Бремя доказывания наличия и размера упущенной выгоды лежит на истце, который должен доказать, что он мог и должен был получить определенные доходы, и только нарушение обязательства ответчиком стало единственной причиной, лишившей его возможности получить прибыль от реализации товаров (работ, услуг). Однако получить прибыль из выручки от реализации товаров (работ, услуг) можно лишь после изготовления и (или) продажи их потребителю, а потому истец, наряду с вышеуказанным, должен доказать, что мог реализовать товар или услуги и получить тем самым обусловленную прибыль и что для этого были реальные возможности.

Арбитражная практика основывается на том, что при определении конкретного размера упущенной выгоды следует исходить из реальных условий коммерческого оборота, не вдаваясь в область предположений о вероятных прибылях. При доказывании размеров неполученной прибыли не принимаются во внимание предположительные расчеты истца. Должны учитываться только точные данные, которые бесспорно подтверждают реальную возможность получения денежных сумм или иного имущества, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

Арбитражные суды, как правило, требуют представлять письменные доказательства возможности получения прибыли:

· договоры, заключенные с контрагентами истца;

· гарантийные письма от них с предложением заключить соответствующий договор или положительные ответы контрагентов на предложения истца о заключении договора;

· предварительные договоры, протоколы о намерениях и т.д.

Между тем в условиях рынка результаты деятельности хозяйствующих субъектов и возможность получения ими прибыли заведомо поставлены в зависимость от вероятностных и случайных обстоятельств (конъюнктуры спроса и предложения, активности конкурентов и т.д.).

В соответствии с Временной методикой определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров[1], неполученная прибыль может возникать при следующих последствиях нарушения договорных обязательств: уменьшении объема производства и реализации продукции (работ, услуг); браке в результате использования в производстве некачественных сырья и комплектующих; изменении ассортимента изготовляемой продукции и т.д.

В частности, в случае уменьшения объема производства или реализации продукции (работ, услуг) неполученная прибыль определяется как разница между ценой и плановой себестоимостью единицы продукции, умноженная на количество не произведенной или не реализованной по вине контрагента продукции.

Однако основная проблема применения этой и других методик заключается в необходимости доказывания каждого элемента убытков. В данном случае особое значение имеет доказывание причинно-следственных связей между нарушением обязательства и возникшими убытками в виде неполученной прибыли.

Упущенная выгода может быть рассчитана и другими способами. В частности:

1) исходя из доходов, полученных лицом, нарушившим договор, вследствие такого нарушения;

2) как разница между уровнем рентабельности предприятия до и после нарушения договорных обязательств;

3) через норму прибыли на вложенный капитал;

4) через коэффициент оборачиваемости оборотного капитала;

5) на основании собственных методик определения размера убытков, установленных сторонами в договоре;

6) исходя из суммы вмененного дохода, уменьшенного на сумму налога на вмененный доход, подтвержденную данными бухгалтерского баланса, первичными документами, налоговой декларации.

Арбитражные суды следуют строгой позиции об обязательном доказывании прямой связи между правонарушением и убытками в виде упущенной выгоды, в то время как нередко убыточные последствия тех или иных действий проявляются через длительный промежуток времени, что существенно затрудняет установление причинной связи между вредоносным действием и его результатами.

Самостоятельной формой ответственности за нарушение обязательств является неустойка.



Наличие в договоре условий о неустойке влечет для должника, нарушившего обязательство, неблагоприятные последствия в виде уплаты установленных законом или договором процентов, начисляемых на сумму невыполненного обязательства (штраф) либо за каждый день просрочки (пеня).

Неустойка выступает также в качестве наиболее применяемого (самостоятельно или в сочетании с другими мерами) способа обеспечения обязательства.

Размер неустойки может устанавливаться:

1) в виде процента от суммы договора или его неисполненной части;

2) в кратном отношении к сумме обязательства;

3) в твердой денежной сумме.

Широкое распространение неустойки объясняется ее стимулирующим воздействием на контрагентов гражданско-правового обязательства и простотой взыскания. Кредитор не должен доказывать наличие убытков при взыскании неустойки. Однако кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение обязательства. Так, при отсутствии вины некоммерческой организации в неисполнении обязательства она не обязана платить неустойку. Лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской


[1] Письмо Госарбитража СССР от 28 декабря 1990 г. № С-12/НА-225.

деятельности, несет ответственность, если не докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы.

Синонимы неустойки – штраф и пеня. Это денежные суммы, взыскиваемые в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Различие между ними состоит в способе исчисления и уплаты неустойки.

Штраф – однократно взыскиваемая неустойка, определяемая в твердой денежной сумме либо в процентном отношении к определенной величине. Пеня – неустойка, взыскиваемая нарастающим итогом за каждый день просрочки с исполнением обязательства, например, при просрочке с возвратом кредита, несвоевременной оплате арендных платежей и пр.

Форма соглашения о неустойке не зависит от формы основного обязательства, она должна быть в любом случае письменной под страхом недействительности соглашения о неустойке.

Неустойка должна носить строго компенсационный характер, поэтому закон устанавливает правила о ее соотношении с убытками и предоставляет суду право ее уменьшения. В зависимости от сочетания неустойки с возмещением убытков закон различает четыре вида неустойки (ст. 394 ГК РФ):

1) зачетная неустойка (убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой);

2) исключительная неустойка (допускается взыскание только неустойки, но не убытков);

3) штрафная неустойка (убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки);

4) альтернативная неустойка (по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки).

Если в договоре не указывается вид неустойки, взысканию подлежит зачетная неустойка, которая засчитывается при возмещении убытков. К законной неустойке следует отнести штрафные санкции, предусмотренные исключительно законом, а не иным нормативным актом. Если законом не предусмотрено иное, стороны вправе условиями договора увеличить размер законной неустойки. Соглашения сторон, направленные на снижение или отмену неустойки, предусмотренной законом, не имеют юридической силы.

Договорная неустойка может устанавливаться соглашением сторон. Стороны вправе указать в договоре, что применяется неустойка, установленная в подзаконном акте либо в правовом акте, утратившем силу или отмененном.

Должник заинтересован в доказывании незначительности и даже отсутствия убытков, так как в случаях, когда подлежащая взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, законодательство (ст. 333 ГК РФ) предоставляет право суду уменьшить размер неустойки[1]. При наличии данных обстоятельств суд вправе уменьшить неустойку независимо от ее вида, т.е. соотношения неустойки с убытками. Право суда на уменьшение неустойки применимо как к законной, так и к договорной неустойке.

Доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, предоставляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки. Однако арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. В таком случае решение вопроса о явной несоразмерности неустойки производится на основании имеющихся в деле материалов.


[1] Обзор практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации: информ. письмо ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17.

При решении вопроса об уменьшении неустойки учитываются проценты, уплаченные или подлежащие уплате истцу в соответствии с действующим законодательством, а также поведение ответчика, действия которого свидетельствуют о принятии им мер по своевременному исполнению обязательства[1].

Неоднократно статья 333 ГК РФ была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по жалобам граждан и юридических лиц. Конституционный Суд разъяснил, что при рассмотрении требований о взыскании неустойки суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Свобода договора при определении размера неустойки может быть ограничена судом в целях защиты прав и законных интересов других лиц[2].

В соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств[3].

Проценты, установленные в п. 1 ст. 395 ГК РФ, рассматриваются в одном ряду с убытками и неустойкой, а не как разновидность какой-либо из этих мер ответственности[4].


[1] Постановление Президиума ВАС РФ от 23 января 2001 г. № 6983/00.

[2] Определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О и от 14 октября 2004 г. № 293-О.

[3] О практике применения Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами: пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14.

[4] О практике применения Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами: пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14.